Для Лукашенко пришла пора сдаваться

После «триумфальной» победы на выборах Александр Лукашенко оказался в пренеприятнейшей истории. В тюрьме продолжают оставаться кандидаты в президенты Андрей Санников и Владимир Некляев – самые, пожалуй, популярные политики в Белоруссии после Батьки. Евросоюз уже высказался о грядущих санкциях: белорусским чиновникам будет закрыт въезд в еврозону, возможно введение запрета на участие страны в спортивных соревнованиях и иных международных мероприятиях. Глава МИД Сергей Лавров заявил, что Россия поддерживает Совет Европы в осуждении разгона минской демонстрации 19 декабря.

Сейчас Александр Лукашенко спешно верстает свою версию глобальной антибелорусской кампании Германии, задуманной и воплощенной в жизнь совокупно с Польшей. Якобы, оппозиция не только спонсировалась из-за рубежа, но и готовились боевики в польских центрах, учились представители будущей элиты и проч. При этом данные в обнародованных «доказательствах» базируются на записи переговоров оппозиционеров по Skype, хотя эта программа известна как закрытая для перехвата. Однако в попытках вернуть народное доверие Лукашенко уже не остановить.

Проблема харизматичных лидеров – народ. Став диктатором на волне народной любви, Лукашенко очень серьезно рискует: утратив народное доверие, он утрачивает и специфические причины для продолжения своей бесконтрольно длительной политической жизни. Поэтому сейчас в Белоруссии проводится массированная идеологическая атака на изумленных представителей электората, — им в подробностях рассказывают, что за личности работали в оппозиции. Власть использует старый прием советской пропаганды: да, мы не ангелы, но посмотрите на наших противников, они значительно хуже, а значит, наша жестокость оправдана. В ход идет не только некая доказательная база, к которой есть существенные претензии у экспертов, но и эмоциональное воздействие: по телевизору показывают фильмы с надерганными цитатами из разговоров оппозиционеров, все это сопровождается аудиовизуальным рядом, нагнетающим напряжение.

Вывод из всех этих фильмов и публикаций следует не вполне такой, какого власти, собственно, добивались: в Белоруссии налицо существование полицейского государства, которое осуществляет контроль над любым инакомыслием; инакомыслие же является антигосударственным деянием, которое должно наказываться предельно жестко, потому что, по официальной версии, инакомыслие изначально враждебно, и, как правило, поощряется из-за рубежа злыми врагами. Такая государственная мораль позволяет сплотить нацию, но ненадолго, особенно в условиях глобализации, а значит, необходимо всемерное усиление репрессивного аппарата, который требует дальнейших оправданий, которые требуют силового подкрепления, и так далее, — до тех пор, пока закрученная пружина не лопнет.

Обрабатывая белорусов, Лукашенко оказался в крайне сложном политическом положении. Евросоюз, готовый «все простить» и настроенный на смягчение противостояния с режимом Батьки, лишь бы выборы прошли хотя бы внешне прилично, сейчас вынужден вводить санкции и закручивать гайки. Украина оглядывается на ЕС, от чего дистанция между Киевом и Минском только растет. Россия, встретившая победу на выборах Лукашенко без энтузиазма, пока что не спешит распахивать объятия навстречу белорусскому лидеру: поставки нефти в республику прекращены в связи с отсутствием подписанных контрактов.

Пока ведутся переговоры, Белоруссия прекратила экспорт нефтепродуктов в Европу. Москва, понимая, что Лукашенко остался фактически в изоляции, будет и дальше продвигать свои интересы, как это было в течение последних лет, только напор может усилиться. Китай, традиционно толерантный к сомнительным режимам, если в том есть некая выгода, пока что тоже не спешит чествовать нового старого президента. Венесуэла, управляемая «другом Уго», не слишком торопится: нефтяные сделки, обещанные Батькой, пока что под вопросом, равно как и их прибыльность.

По большому счету, Лукашенко сейчас некуда бежать, кроме как в Москву. Чего ему делать категорически не хочется, ведь с пустыми руками он здесь не особенно интересен. Деньги ему необходимы – Белоруссия в долгах, как в шелках. Расплачиваться же особо нечем: перед выборами граждане опустошили банки, экономика страны не оправилась от кризиса. При этом расставаться с наиболее ценными активами тоже неохота, ведь управляемость белорусской экономики во многом является фирменным знаком режима Лукашенко.

Неуправляемая приватизация неизбежно приведет к таким неприятным последствиям, как безработица избыточно занятых, десоциализация производственных комплексов (избавление от нагрузки в виде домов отдыха, поликлиник и детских садов), а значит, государство принуждено будет взять эти расходы на себя. Поэтому приватизация желательна подконтрольная, а значит, серьезные инвесторы в Белоруссию вряд ли побегут шумною толпою. Местная же элита много денег в бюджет принести не сможет, потому как состоятельной элиты особенно не наблюдается, да и лишние деньги никто афишировать не будет. Управляемая сверху приватизация — это всегда поле для коррупции, которая в условиях Белоруссии тоже будет управляемой, ведь решение в стране принимает один человек.

В итоге, Лукашенко, запугав оппозицию, совершил абсолютно глупый поступок. Он не оставил себе выхода: ему придется идти на поклон к тем самым «безмозглым» российским властям, которых он так рьяно критиковал в последние годы. И он вынужден будет принести самое ценное на блюдечке с голубой каемочкой. Скорее всего, это будет сопровождаться очередным витком информационного противостояния с Россией.