Доводы в пользу нового договора СНВ

Впервые я начал работать с русскими по вопросам контроля стратегических вооружений в 1970 году. Эти усилия привели к подписанию спустя два года Договора об ограничении стратегических вооружений.

Ключевой вопрос и тогда, и в последующие десятилетия всегда был один и тот же: лучше Соединенным Штатам с соглашением или хуже? Ответ для каждого последующего президента также всегда был один и тот же: лучше. Сенат США всегда соглашался и утверждал каждый новый договор неодинаковым со стороны двух партий большинством голосов.

Тот же ответ действителен и для нового соглашения СНВ. Соединенным Штатам гораздо лучше будет с этим договором, чем без него. Он укрепляет безопасность США и наших союзников, способствуя усилению стратегической стабильности между двумя крупнейшими в мире ядерными державами. Договор обеспечивает достижение этих целей несколькими путями.

Во-первых, он ведет к значительному сокращению американского и российского стратегических ядерных арсеналов и создает масштабный режим проверок, обеспечивая выполнение Россией своих договорных обязательств. К ним относятся инспекции развернутых и неразвернутых систем с коротким временем уведомления, проверка количества боезарядов, реально установленных на российских стратегических ракетах, а также уникальные устройства опознавания, которые помогут нам отслеживать — впервые — все учитываемые системы доставки стратегического ядерного оружия.

После завершения срока действия старого соглашения СНВ в декабре 2009 года у США не было ни одной из этих мер безопасности. Новый договор возвращает данные меры, усиливает многие из них и создает такой режим проверок, который обеспечит гораздо большую прозрачность и предсказуемость между нашими странами, включая существенную наблюдаемость процесса развития российских ядерных сил.

Во-вторых, договор сохраняет ядерный арсенал США как важнейшую основу системы безопасности нашей страны и наших союзников. В соответствии с условиями договора, Соединенные Штаты сохранят мощную ядерную триаду в составе межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет морского базирования и бомбардировщиков. Мы также сохраним возможность менять структуру наших ядерных сил по своему усмотрению. Исходя из рекомендаций Объединенного комитета начальников штабов, мы планируем выполнить ограничительные условия договора, сохранив триаду в составе 420 межконтинентальных баллистических ракет, 14 подводных лодок, несущих на борту до 240 баллистических ракет морского базирования, а также до 60 тяжелых бомбардировщиков, способных доставлять к цели ядерное оружие.

В-третьих, договор подкрепляется солидными планами модернизации и долгосрочным финансированием ядерного арсенала США и инфраструктуры обеспечения. Администрация в течение следующих десяти лет планирует потратить 80 миллиардов долларов на модернизацию и поддержку стареющей ядерной инфраструктуры Америки — особенно на государственные оружейные лаборатории, на нашу науку, технику и проектно-конструкторскую базу. На этой неделе президент представит Конгрессу доклад об инвестициях, запланированных на следующие десять лет для поддержания и модернизации нашего ядерного оружия, систем доставки и инфраструктуры обеспечения.

В-четвертых, договор не помешает США разрабатывать и развертывать системы обороны от баллистических ракет, о чем мы открыто заявили российскому правительству. США продолжат развертывать и совершенствовать системы перехвата, защищающие нашу страну — в Калифорнии и на Аляске. Мы также продвигаемся вперед в реализации планов по принятию на вооружение систем ПРО, защищающих наши войска и наших партнеров в Европе, на Ближнем Востоке и в северо-восточной Азии от опасных угроз со стороны стран-изгоев, таких как Северная Корея и Иран.

И наконец, договор не мешает Америке разрабатывать и развертывать обычные системы вооружений для нанесения быстрого глобального удара. Имеется в виду возможность нанесения ударов по целям, находящимся в любой точке планеты, менее чем за час с применением обычных фугасных боеголовок, устанавливаемых на ракетах большой дальности.

Эти системы доставки — как наземного, так и морского базирования — подпадают под ограничения по новому договору, но если мы будем их развертывать, то в очень ограниченных количествах. В настоящее время мы проводим анализ других типов систем большой дальности, которые не подпадают под ограничения по договору.

Новый договор СНВ пользуется единодушной поддержкой американского военного руководства, включая председателя Объединенного комитета начальников штабов, командующих всеми видами вооруженных сил, а также командующего американским стратегическим командованием, которое отвечает за наши стратегические силы ядерного сдерживания. Почти 40 лет Сенат США утверждал договоры об ограничении и сокращении ядерных вооружений подавляющим двухпартийным большинством. Этот договор заслуживает такого же признания и результата — по причине того, что он ведет к сокращению опасных вооружений, сохраняет крайне необходимый оборонный потенциал, поддерживает стратегическую стабильность и, что самое главное, обеспечивает безопасность американского народа.