Евросоюз и Украина выстраивают Энергетический союз

Там, где разрабатываются большие месторождения нефти, газа и пролегают трубопроводы по их поставкам потребителю, организуются разного рода революции и «гибридные войны», а также подтягиваются войска НАТО.

«Кризис на Украине» — результат борьбы за ресурсы глобальных элит, за пути прокладывания транснациональных трубопроводов, в конечном итоге — передел нефтегазового рынка в Европе при активном участии США, части западных наднациональных структур.

Одна из проблем развития рынка энергетики в Украине заключается в том, что энергетика страны продолжает находиться в руках олигархических кланов Украины: группы «Приват» Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова, Group DF, Дмитрия Фирташа, ДТЭК Рината Ахметова и др.

2014 год стал годом энергетических утрат для экономики Украины, периодом упущенных возможностей. «Нафтогаз Украины» в 2014-2015 гг. остается монополистом в поставках газа и не выполняется требование энергопакетов Евросоюза о разделе компании.

Создание хаоса и кризиса на Украине стал по сути ответом США за Сирию, которая была важным участникам стратегического трубопровода по поставкам энергоресурсов в Европу.

***

Одна из причин украинского кризиса — усиление борьбы за перераспределение сил на энергетическом рынке, в частности европейском.

Прокладывание сети газопроводов по территории ЕС было одним из камней преткновения в гармонизации сектора энергетики, так как Евросоюз настаивал на необходимости распространения действия Третьего энергопакета на газовую инфраструктуру. Это ограничивало бы деятельность основных поставщиков газа в Европу. В результате, «Газпром» отказался от участия в строительстве газовой инфраструктуры на территории Европейского Союза.

Евросоюз, страны НАТО в контексте политики диверсификации источников и путей поставок энергоресурсов активизируют строительство инфраструктуры трубопроводов ЕС и терминалов СПГ, региональных сетей в странах Центральной и Восточной Европы, включая строительство единой газопроводной системы Польши, Словаки и Венгрии с целью снизить энергозависимость данного региона от поставок из России и увеличить реверсные поставки газа в Украину.

Кризис в Украине в контексте воздействия западных санкций против Российской Федерации является серьезным фактором для международного энергетического рынка, который в конечном итоге испытает значительные изменения. Стратегия энергетической безопасности ЕС предусматривает диверсификацию источников и маршрутов поставок газа, в том числе, посредством развития внутренней газовой инфраструктуры, с целью уменьшения такой зависимости.

Однако зависимость европейских стран от поставок этого российского энергоносителя — разная. Так, в Германии 38% потребляемого газа — из РФ, в странах Балтии, в Финляндии, Словакии, Чехии и Австрии — 100, или почти 100%.

К концу февраля 2015 года ЕК намерена опубликовать свое видение энергетического союза и обнародовать проект плана строительства трубопроводов между странами — членами ЕС. По мнению вице-президента Еврокомиссии по энергетике Мароша Шефчовича, Европе необходимо не только диверсифицировать источники энергии и маршруты, а и снизить высокую энергетическую зависимость ряда стран-членов, но и сделать Еврокомиссию по энергетике обязательным участником любых переговоров ЕС по энергетическим вопросам с третьими сторонами.

В Еврокомиссии не скрывают, что проект имеет геополитическую составляющую энерговойн с РФ. Как сообщили в Еврокомиссии, Евросоюз выделяет 647 млн евро на повышение энергетической безопасности стран-членов.

Страны-члены «согласовали выделение 647 млн евро в поддержку приоритетных инфраструктурных проектов. Подавляющее большинство помощи поступят газовым проектам в регионах Балтии, Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы. Проекты, которые получили поддержку, направлены на повышение энергетической безопасности Европы и обеспечение доступа изолированных стран-членов к энергетическим сетям ЕС», заявили 29 октября 2014 года в Еврокомиссии.

Финансовые ресурсы также будут направлены на завершение формирования единого европейского энергетического рынка и на интеграцию возобновляющихся источников энергии в электросети.

Шефчович считает создание Энергетического союза одной из самых неотложных задач нового состава Еврокомиссии и призвал страны ЕС к дальнейшей интеграции энергетической политики в условиях геополитических событий, в частности на Украине, мировой конкуренции за энергоресурсы и изменений климата: «Необходимо перестать думать о рынках как национальных территориях. Необходимо интегрироваться. Необходимо изучить возможность совместной покупки газа».

Страны НАТО в контексте решений сентябрьского саммита НАТО в Ньюпорте и результатов парламентских выборов в Украине активизировали деятельность по укреплению военного и энергетического сотрудничества с Украиной.

В русле политики стран НАТО по двустороннему сотрудничеству конкретных стран-членов НАТО с Украиной, во время визита в Киев президент Литвы Далия Грибаускайте подтвердила готовность к тесному сотрудничеству с Украиной в энергетической и военной областях.

По заявлению министра энергетики Литвы Рокаса Масюлиса, на заседании совета президентов Украины и Литвы, Литва может приступить к поставкам газа в Украину из своего СПГ-терминала в Клайпеде с 2019 года. «Мы начинаем строить газопровод в Польшу и через эту страну будем в состоянии поставлять газ в Украину, когда соединения будут укреплены», уточнил он. Построить этот газопровод планируется до 2019 года.

Ранее руководители комиссий по делам ЕС парламентов Балтийских стран и Польши обсудили в Эстонии развитие единого рынка газа и возможность отсоединения балтийских энергосетей от России для укрепления энергетической безопасности. В качестве примера развития «энергетической безопасности» было отмечено открытие терминала природного газа в литовской Клайпеде.

Помимо этого, Литва намерена отказаться от российского газа после запуска в Клайпедском порту терминала сжиженного газа. Как заявила президент Литвы Даля Грибаускайте, благодаря новому терминалу Литва в перспективе сможет не только удовлетворить свои потребности в газе, но и поставлять сжиженный газ в соседние страны. Литва также намерена оказать помощь Украине со строительством собственного терминала СПГ.

Агентство по сотрудничеству европейских регуляторов (ACER) приняло решение о распределении затрат между участниками проекта альтернативного газопровода через Польшу и Литву, согласно которому для Латвии затраты на этот проект составят 29,4 млн евро. Реализация проекта планируется к 2019-2020 году, и, согласно решению ACER, Польша получит 85,5 млн евро, из которых 54,9 млн евро нужно будет выплатить Литве, 29,4 млн евро Латвии и 1,5 млн евро Эстонии.

По мнению инициаторов проекта, основным фактором диверсификации обеспечения газом Украины является развитие наиболее экономичного «польского маршрута» транспортировки газа из Германии, Нидерландов и Дании, а также польского и американского СПГ.

По сообщению пресс-службы польской компании Gaz System, ЕС может выделить более 300 млн евро на строительство нового газопровода из Польши в Литву с целью повышения энергетической безопасности европейского сообщества.

По словам главы НАК «Нафтогаз Украины» Украина после планируемого строительства нового газопровода в Польшу сможет получать газ не только из этой страны, но в перспективе также из Литвы, которая с 2015 года начнет импортировать сжиженный газ. Однако, окончательное решение о дофинансировании строительства этого газопровода еще не принято. Стоимость всего проекта оценивается в 558 млн евро.

По данным Gazeta Wyborczа, кроме доступа к литовскому терминалу LNG, новый газопровод соединит польскую газотранспортную систему с крупнейшим в Латвии хранилищем газа в Инчукалнсе, в котором может храниться 2 млрд кубометров этого топлива. Gaz System также сообщил, что в число проектов, которые могут получить финансирование ЕС, вошли также подготовка проектной документации на строительство газопроводов между Польшей и Чехией и Польшей и Словакией на сумму 1,5 млн евро и 4,6 млн евро.

Несмотря на то, что экономики ряда стран Евросоюза находятся на грани рецессии, Еврокомиссия приняла решение выделить первый транш дотационных средств в размере 4,6 млн евро на начало строительства газопровода между Словакией и Польшей. Средства на первую фазу строительства выделены в рамках общеевропейской программы CEF (Connecting Europe Facility).

Ранее в «Нафтогазе» сообщали, что новый газопровод из Польши в Украину построят не раньше 2017 года. Украинский премьер Арсений Яценюк поручил провести переговоры с Европейским банком реконструкции и развития на тему строительства нового газопровода с Польшей, который, по его данным, позволил бы ежесуточно прокачивать из Европы в Украину 80 млн кубометров газа.

Однако, без развития «польского коридора», требующего серьезных финансовых вложений, на сегодняшний день польские газотранспортные системы технически могут доставить в Украину довольно ограниченный ресурс газа (1,5 млрд кубометров/год).

Представитель польской компании Polenergia, которая помогает «Нафтогазу» в реализации проекта строительства нового интерконнектора между Украиной и Польшей, в октябре 2014 года заявил, что сооружение газопровода, способного ежегодно прокачивать 8 млрд кубометров газа, обойдется в $245 млн.

В 2015 году Украина намерена решить проблемы газообеспечения за счет увеличения доли поставляемого газа из Европы до 60 %. По словам главы «Нафтогаза» у РФ планируется закупать не более 40% от всего импортируемого газа, а через несколько лет украинская сторона собирается уменьшить этот объем до трети. Одновременно Украина обратится к Европе с просьбой увеличить импорт газа до 90%, если «Нафтогаз» и «Газпром» не придут к соглашению по поводу цен после «зимнего периода».

Украина с 2014 года выбирает приобретение природного газа на внутренних территориальных пунктах Северо-западной Европы. Однако в ближайшие годы Россия будет продолжать оставаться влиятельным энергетическим поставщиком в европейском регионе.

Одним из важных направлений остается продолжение диверсификации не только источников, но и маршрутов поставок энергоресурсов в страну. При этом, по словам Коболева, Киев может полностью отказаться от российского газа, если сможет расширить связи со странами ЕС, откуда сейчас Украина уже импортирует 1 млрд кубометров газа в месяц.

Такие смелые заявления Колобов сделал после заключения договоренностей Президентом Украины Петром Порошенко с лидерами стран Вышеградской группы в Братиславе. По заявлению пресс-секретаря Президента Украины Святослава Цеголко, «Словакия гарантирует соблюдение реверса газа. Украина хочет создать газовый хаб, чтобы газ не является средством политического давления».

Отметим, что в Европе существует несколько региональных газовых хабов. Основные из них: британский NBP, голландский TTF, бельгийский ZEE, немецкие Gaspool и NCG, австрийский CEGH, французский PEG, итальянский PSV. По планам ЕС по увеличению мощностей хранения газа в хранилищах следующие десять лет в объеме 27-55 млрд кубометров, предполагается использование западно-украинских ПХГ.

Украина стремится участвовать в создании нового физического хаба. Стране принадлежат самые большие в Европе подземные хранилища газа (ПХГ) общей емкостью около 34,5 млрд. кубометров. Для Евросоюза это может предоставить возможность хранения стратегических запасов и размещения резервных объемов газа, а также его транспортировки.

Напомним, энергетический хаб является биржей, на которой заключают договоры о покупке или продаже газа, его хранении и транспортировке. Развитие Украины из европейского газо-энергетического хаба в газовую биржу (восточноевропейский спотовый рынок газа), повлияет и на ценовую конъюнктуру газового рынка в целом. Но, главный вопрос — энергоресурсы.

Норвегия с 1 октября 2014 года также поставляет газ в Украину по реверсу через Словакию в объеме 11 млн куб. м в сутки, или 330-340 млн куб. м в месяц. Правительство Украины заявило о готовности принять законодательные изменения, необходимые для участия норвежских компаний в конкурсах по созданию компаний, управляющих газотранспортной системой (ГТС) и подземных хранилищ газа (ПХГ).

НАК «Нафтогаз Украина» и норвежская «Stat Oil» также сотрудничают в сфере поставок газа через словацкий газовый коридор. Контракт «Нафтогаза» со Statoil — краткосрочный и спотовый, на основе предоплаты. При этом, «Газпром» может воспользоваться имеющимися квотами на прокачку газа по территории Словакии, чтобы ограничить поток норвежского газа на Украину.

Начало поставок природного газа в Украину норвежской госкомпанией Statoil через словацкий газовый коридор помогает Украине пережить зимний период в комплексе с реверсными поставками газа из Европы и запасами ПХГ, а европейским странам — активизировать строительство инфраструктуры трубопроводов ЕС, терминалов СПГ и новых хабов. Это не сможет заменить российский газ в полном объеме, однако в перспективе потеснит «Газпром» на европейских рынках.

Напомним, что в начале 2000-х годов компания Statoil пыталась потеснить «Газпром» на рынке Польши; в 2007 году начала строительство собственного крупного ПХГ в Чехии, которое должно завершиться в 2016 году. После этого норвежской компании придется отрабатывать вложенные средства, следовательно ее экспансия неминуемо будет распространяться к югу и востоку от чешских границ.

Один из сложных вопросов — ограниченные возможности газопроводной системы ЕС по пропуску дополнительного количества газа в зимний период.

Ранее исполнительный директор Statoil Хельге Лунд сказал на Мировом нефтяном конгрессе в Москве, что норвежская нефтегазовая компания Statoil не сможет заменить российские поставки газа в Европу в случае эскалации конфликта между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины».

Напомним, Украина перестала получать газ из России в июне 2014 года после того, как «Газпром» ввел предоплату как условие поставок. С тех пор Киев в основном полагается на реверсные поставки из стран Центральной и Восточной Европы. Однако, европейские компании, которые осуществляют реверсные поставки газа на Украину, столкнулись с закономерными ограничительными мерами со стороны «Газпрома». Заявленный объем поставок газа из Норвегии меньше, чем объем, который должна была поставлять Словакия (до 27 млн куб. м в сутки). Мощность реверсных поставок газа на Украину составляет порядка 40 млн м3 /сутки газа, что несопоставимо мало с транзитом российского газа в ЕС. В 2012-2014 годах суммарный объем импорта газа Украины с территорий Польши, Венгрии и Словакии составил 3,8 млрд куб. м, из которых 1,7 млрд куб. м — в 2014 году.

Глобальный рынок газа зависит от долгосрочных государственных контрактов, где политика является более важным фактором, чем коммерческие соображения. В перспективне, многое будет зависеть от политизированной стратегической составляющей энергопроекта США и западных ТНК. «Сланцевая революция» в США также влияет на изменения существовавших годами энергетических балансов, однако снижение цен на нефть странами ОПЕК оказывает негативное влияние не только на экономику России, но и сланцевые предприятия США.

В сентябре 2014 года Украина импортировала 986 млн м3 природного газа, в том числе из Словакии 779 млн м3, Польши -117 млн м3 и Венгрии -90 млн м3. ЕС получает из России около 30% необходимого газа, примерно половина, из которого поставляется через Украину. Норвегия является вторым крупнейшим экспортером газа в ЕС после России, который поставлял ежегодно около 105 млрд куб. м газа. В случае аннулирования контрактов европейские компании вынуждены будут заплатить большие пени, так как значительная часть контрактов «Газпрома» с европейскими партнерами истекает нескоро.

Тупиковая ситуация с разрешением украинско-российского спора по поставкам российского газа в трехстороннем формате заставила ЕС активизировать поиск альтернативных поставщиков на европейские рынки, что связано как с политикой диверсификации, так и возникновением новых вариантов газовых поставок, включая подводные газопроводы из Северной Африки и СПГ из Катара. В условиях обострения кризиса важной является политическая составляющая проектов, которую используют США и ряд западных транснациональных корпораций. Правительства и промышленники стран Европы стремятся инвестировать в инфраструктуру газопроводов и интерконнекторов, и прибегнуть к поставкам сжиженного газа из Катара и таких стран, как Норвегия, Египет, Алжир и США.

Однако поставки из Катара затруднены тем, что в Европе в настоящее время нет технической возможности для разгрузки СПГ, имеющиеся мощности в Евросоюзе по приему сжиженного газа достаточно загружены, а для сооружения новых потребуется время. Иранский газ в долгосрочной перспективе мог бы составить серьезную конкуренцию российскому. Однако, по словам президента Ирана Хасана Роухани, Иран в настоящее время не располагает необходимыми возможностями, чтобы оперативно наладить продажу углеводородов ЕС в случае снижения поставок из России.

В стремлении Испании обеспечить Европу газом, в случае снижения поставок из России, ей будет способствовать развитая инфраструктура для СПГ. Из находящихся в Европе 21 регазификационного терминала, семь расположены в Испании.

Газ поступает в Испанию по газопроводам, а также специальными танкерами из Алжира. По словам министра иностранных дел Испании, Алжир мог бы «поставлять в Европу через Испанию от 50 до 60 млрд кубометров газа в год», в то время как Россия, поставляет в Европу ежегодно примерно 167 млрд кубометров газа. Испания могла бы снабжать Европу газом по двум соединительным газопроводам, но у них небольшая пропускная способность. Так, газопровод, проходящей по территории Наварры, имеет мощность около 5,2 миллиарда кубометров газа. Для сравнения, подводный газопровод Magreb имеет мощность 12 миллиардов кубометров газа, подводный газопровод Medgaz — 8 миллиардов кубометров газа.

Таким образом, правительство Испании ограничивает отсутствие объединения существующих газопроводных сетей Испании и Франции путем строительства более мощного газопровода.

В этом контексте, к примеру, для испанского правительства приоритетным направлением является строительство нового газопровода мощностью в 7 миллиардов кубометров газа вдоль средиземноморского побережья в Каталонии, который получил название Midcat. С вводом его в эксплуатацию удастся связать алжирские газовые месторождения Hassi R’mel с центральной частью Европы. Однако вопросы его финансирования и ввода в эксплуатацию до сих пор остаются неясными.

Указанные газопроводы могли бы обеспечить транзит порядка 14-15 млрд кубометров газа в год. Программа строительства газопроводов между Испанией и Францией для поставок каспийского газа рассчитана на 2014-2020 годы. В перспективе, это позволило бы Европе увеличить поставки газа из Азербайджана, а также, в перспективе, начать импорт из Туркменистана и Ирана. ЕС намерен продлить маршрут поставок газа по «Южному газовому коридору» (трубопроводы TANAP и TAP), который в настоящее время завершается на территории Италии, до Франции и Испании, но не ранее 2019 года. Испания могла бы покрыть значительную часть газовых поставок, осуществляемых Россией в ЕС только в случае создания соответствующей газовой структуры между странами ЕС.

Наряду с изложенным, существующие на территории Испании регазификационные терминалы могут также быть использованы для хранения сланцевого газа, поставки которого планируется осуществлять из США. Две крупнейшие газовые испанские компании Fenosa и Endesa уже подписали с американскими компаниями Corpus Christi и Sabine Pass контракты на поставку сланцевого газа в период с 2016 года по 2018 год. До окончания строительства газопровода Midcat, запланированного на 2017 год, Испания может загрузить на полную мощность регазификационные терминалы в стране.

Таким образом, значительные поставки в Европу в ближайшее время затруднены, также ввиду отсутствия необходимой газовой инфраструктуры, создание которой требует определенного времени и крупных капиталовложений. Поставщики из третьей страны не могут заменить «Газпром» в полной мере на европейском энергорынке до завершения строительства инфраструктуры СПГ терминалов и новых хабов.

Ни энергосберегающие технологии, ни закупки сжиженного газа у Катара не в состоянии заменить российские поставки в Европу. Поэтому стагнирующий Евросоюз диверсифицирует закупки энергоносителей, не отказываясь от контрактов с Россией: в настоящее время на долю России приходится примерно треть общего объема газа, закупаемого странами Евросоюза.

Наряду с этим, в перспективе, многое будет зависеть от внедрения трансатлантического проекта США и ряда западных ТНК. В частности, продвигаемое США создание Трансатлантической зоны свободной торговли — проект не только экономический, но и политический, призванный усилить доминирование США в Западной Европе.

На фоне охлаждения отношений между Западом и РФ, заметна активизация Вашингтона с целью подписания договора TTIP (TAFTA). США, разжигая войну санкций и антироссийскую истерию, проводят разработку сланцевого газа в странах ЕС и на Украине, вопреки массовым общественным протестам.

Вместе с тем, стремление американских производителей сжиженного газа могут быть подорваны из-за российско-китайских контрактов, поскольку Китай считался наиболее перспективным, крупнейшим и прибыльным рынком для экспортёров сжиженного газа. РФ и Китай подписали два крупных контракта, которые стали частью разворота России на восток в ответ на ухудшающиеся отношения с Европой, являющейся наибольшим потребителем российского газа.

Проект США — политизированный, однако при цене поставок американского сжиженного газа на европейские рынки, он не выдерживает конкуренции в Европе. После заключения Россией и Китаем двух крупнейших газовых контрактов, американский газ не достаточно конкурентоспособен и в Азии.

Однако джокер в том, что США готовят новую энергетическую революцию на основе холодного термоядерного синтеза. Цель — уход от потребления углеводородов. Тем самым США будут отрезать у РФ китайские рынки сбыта углеводородов. В ближайшие годы в Китае может начаться массовое производство генераторов Андреа Росси, что будет способствовать удовлетворению потребностей экономики в генерации.

Падение цены на нефть и последствия

Экономическая война Запада против РФ заключается в снижении цен на нефть, падении цен на газ, ограничении доступа России к международным кредитам, истощение золотовалютных запасов РФ.

Падение цен на нефть — это совместный проект США и Саудовской Аравии. Однако, резкое снижение цен на нефть производителями традиционной нефти и газа, бумерангом бьет по США. Саудовская Аравия, ОПЕК стремятся к тому, чтобы сделать дорогостоящую добычу сланца менее привлекательной и принудить США отказаться от планов уйти с Ближнего Востока.

Однако, пока единственным признаком того, что в США добыча нефти может сократиться, является уменьшающееся количество эксплуатируемых нефтяных буровых установок. По данным BHI, за период с 5 декабря число работающих вышек снизилось на 209, при этом за последнюю неделю приостановлена работа 55 вышек, и «в строю» осталось лишь 1366. Из этих 55 вышек 48 — «горизонтальные» скважины шельфовой добычи, которые ранее почти полностью обеспечивали рост добычи в США.

Напомним, за последние полгода цена на нефть упала c $110 долларов до $50. По словам аналитика банка Societe Generale SA Марка Кинана, цены опускаются до уровней, которые вынудят закрыться скважины в местах с высокой себестоимостью добычи, преимущественно в Канаде и США. Royal Dutch Shell свернула проект по добыче в Катаре, который оценивался в $6,5 млрд. Занимающиеся бурением компании Helmerich & Payne и Pioneer Energy Services сообщили об отмене контрактов в США.

Один из инициаторов процесса — Саудовская Аравия — одна из 12 стран ОПЕК, куда входят крупнейшие производители нефти. От ее решения зависит цена на нефть в мире. Представители ведущих стран-членов ОПЕК говорили в течение 2014 года, что они не будут добывать меньше нефти, какой бы низкой ни была её цена на мировом рынке. Министр нефти Саудовской Аравии Али Аль-Наими говорил, что даже 20 долларов за баррель не изменит этих намерений.

Однако, по словам главы картеля Абдуллы аль-Бадри, цены на нефть достигли дна. Через три-четыре года они могут подняться до 200 долларов. При этом, генеральный секретарь ОПЕК Абдулла аль-Бадри ожидает начала роста цен на нефть уже в ближайшее время.

Управление энергетической информации США по-прежнему прогнозирует, что в США добыча нефти составит в среднем 9,3 миллиона баррелей в день, что на 700 тысяч баррелей в день больше, чем в 2014 году. Однако, если нефть марки Brent упадет до 40 долларов, то этот прогноз не оправдается.

Серия банкротств добытчиков сланцевой нефти в США также могла бы несколько повысить цену. По мнению ведущих экспертов, цена нефти может подняться на столько, чтобы обеспечить консолидацию в США сланцевой промышленности, что также приведет страны ОПЕК, Россию, Мексику и Норвегию еще к большим трудностям. Она также может стабилизироваться на уровне, который вынудит США забыть о сланцевом буме, что будет иметь печальные последствия для подъема экономики в США, отмечает агентство Bloomberg в материале « Америка может проиграть нефтяную войну».

Таким образом, Саудовская Аравия, вероятно, продолжит добывать нефть прежними объемами — около 9,5 млн баррелей в сутки (б/с), чтобы сохранить долю рынка, несмотря на снижение цен. Экспорт нефти из королевства составляет около 7 млн б/с, на его долю приходится больше 10% мировых поставок.

Цены на нефть марок WTI и Brent поднимались соответственно на 3,1% и 2,6% в ходе торгов в 23 января 2014 года на сообщениях о смерти саудовского короля, затем рост несколько снизился. Аналитики, однако, не верят, что это ралли будет устойчивым, хотя смерть саудовского короля повысит волатильность в ближайшее время.

Проблема также заключается в том, что в Европе стоимость газа меняется ежеквартально. Она зависит от мировых цен на нефть и рассчитывается по европейской формуле цены на газ. Однако в связи с изменениями, Statoil, например, отказалась от привязки цен по контрактам на поставку газа в Северной Европе (это рынки Германии, Нидерландов, Бельгии, Великобритании) к цене на нефть. Цена газа привязывается к комбинации цен на газ на сутки, месяц и сезон вперед на распределительных узлах Title Transfer Facility (Нидерланды) и National Balancing Point (Великобритания). Резкое падение цены на нефть должно сопровождаться и падением цены на газ.

Это и результат деятельности Еврокомиссии, которая стремится и добивается от «Газпрома» перехода с нефтяной индексации на «спотовую».