Гейтс предрекает НАТО тусклое, если не мрачное будущее

Как сообщалось в статье в New York Times в июне, министр обороны США Роберт Гейтс «прямо и резко раскритиковал страны НАТО… за, по его словам, недостатки в области военных расходов и нехватку политической воли, предупредив о «тусклом, если не мрачном будущем» для НАТО, в случае если больше стран-членов альянса не увеличат масштаб своего участия в деятельности альянса». Статья в New York Times также подчеркнула борьбу НАТО за «определение своего места в мире после холодной войны». Оба этих ощущения также обсуждались на мероприятии в Институте Брукингса на прошлой неделе, центром внимания которого стало будущее ядерного потенциала и ядерной политики НАТО, что было подчеркнуто в последней работе Стивена Пайфера (Steven Pifer) «НАТО, ядерное вооружение и контроль над вооружениями» (NATO, Nuclear Weapons and Arms Control). Пайфер, старший научный сотрудник Института Брукингса, участвовал в панельной дискуссии вместе с Хансом Кристенсеном (Hans Kristensen) из Федерации американских ученых (Federation of American Scientists) и Фрэнклин Миллер (Franklin Miller) из Scrowcroft Group.

Стивен Пайфер обратился к вопросам, которыми НАТО стоит заняться, в обзоре концепции сдерживания и обороны (Deterrence and Defense Posture Review). Обзор, который должен быть завершен к следующему саммит НАТО в мае 2012 года, должен изучить «соответствующую комбинацию ядерных, обычных сил и сил противоракетной обороны». С целью найти это «соответствующее сочетание», Пайфер указывает, что альянсу придется оценить природу угрозы, которую он стремится сдержать, так как многие страны НАТО, включая страны Центральной Европы и страны Балтии, рассматривают Россию скорее как партнера нежели как угрозу. Ему также придется оценить, какую роль американское ядерное оружие должно играть в Европе. Такие государства как Германия, Нидерланды, Норвегия, Дания и Бельгия, склонны к тому, что они хотели бы вывода американского арсенала с территории Евросоюза, а в то же время страны Балтии и Восточной Европы серьезно против этого. Однако, по словам Пайфера, когда говоришь с американскими военными, и когда говоришь со многими официальными лицами из НАТО, они рассматривают это вооружение в Европе как имеющее на самом деле небольшую дополнительную военную полезность. Основная ценность рассматривается как символическая.

Как он указывает, если США выведут свое ядерное оружие из Европы или уменьшат его роль, «смогут ли противоракетная оборона и обычные вооружения взять на себя бОльшую роль в плане несения задач сдерживания и оборонного бремени?» Он добавляет, что любые изменения такого рода потребуют мер по укреплению доверия, особенно для стран Центральной Европы и Балтии. Остается вопрос, примут или не примут эти страны подобные перемены, или скорее будут чувствовать себя не в безопасности с такими новыми гарантиями безопасности со стороны США и начнут, например, приобретать свои собственные ядерные арсеналы.

Ханс Кристенсен продолжил дискуссию, заявив, что последние попытки восстановить связи между ядерными стратегическими силами НАТО в Европе и статусом переговоров по контролю над вооружениями с Россией — ошибочны. Российский ядерный арсенал в основном объясняется военными требованиями и желанием компенсировать более низкое качество обычных вооружений по сравнению как с НАТО, так и с Китаем, отмечает он. А коли так, Россия вряд ли согласится на сокращения своего арсенала, даже в обмен на вывод американского тактического ядерного оружия из Европы. Вдобавок, отмечает Кристенсен, исполнение программы продления срока эксплуатации В-61, в рамках которой стратегические и тактические варианты В-16 будут консолидированы в единую боеголовку, еще больше осложнит попытки конструирования двустороннего «языка контроля над вооружениями и его архитектуры». По этой причине для НАТО будет лучше односторонний вывод тактических сил, который обеспечит поддержку для будущих инициатив в области нераспространения.

Фрэнк Миллер затем заявил, что «трусливые моральные неудачи» некоторых стран-членов НАТО угрожают подорвать гарантии коллективной безопасности, обеспечиваемые Статьей 5 Устава НАТО. Конкретно, Миллер осудил то, что он назвал близорукой и недалекой политикой Германии, Бельгии и Нидерландов. Ставя под вопрос передовое базирование американского тактического ядерного оружия, сохранение которого рассматривается как критически важный символ политической воли внутри некоторых натовских столиц, и не предлагая никакого адекватного плана по поводу будущего обеспечения самолетов двойного назначения, эти старны «уклоняются от ответственности за разделение ядерных рисков и от совместного выполнения обязательств и распределения бремени расходов». Подобные действия, основывающиеся на принятии идеи о том, что ядерная миссия НАТО — это необязательный реликт холодной войны, являются «удивительно самонадеянными». Дополнительно Миллер высказался и в адрес американских политиков: «Это чрезвычайно покровительственно для американцев как на официальных постах, так и в образе частных лиц, говорить новым членам альянса, что вопреки их страхам и опасениям, вопреки угрозам, которые они слышат со стороны бряцающих оружием сил, и вопреки учениям, которые они наблюдают, вопреки захвату земель в Грузии в 2008 году, и вопреки своей истории, им действительно не нужно волноваться по поводу России».

Но несмотря на эту мощную и убедительную критику, Миллер заявил, что отказ от ядерной миссии НАТО не является неизбежным. Если союзные страны не смогут исконно производить самолеты двойного назначения, они могут выбрать возможность купить способный нести ядерное оружие Joint Strike Fighter, или откомандировывать своих пилотов в союзные ядерные эксадрильи. Это даст им возможность сохранить номинальный уровень распределения ответственности и обязательств в ядерной области, что может помочь сохранить приверженность альянса коллективной обороне.

В то время как перспектива удаления американских ядерных объектов с территории Европейского Союза в ближайшее время выглядит маловеротяной, альянс НАТО — самый успешный альянс на сегодняшний день — явно находится на распутье, в отношение своих целей в мире после холодной войны. Разногласия между его членами в отношении необходимости наличия американского ядерного оружия угрожают обернуться «разоружением по умолчанию».