Куба в политике США

17 декабря Барак Обама подписал документ о восстановлении полных дипломатических отношений с Кубой и открытии посольства США в Гаване. Госсекретарю США Джону Керри переданы соответствующие распоряжения, включая возможное исключение Кубы из списка стран, поддерживающих терроризм. Этому предшествовали 18-месячные секретные переговоры, проходившие при посредничестве папы римского.

Изменение кубинской политики Вашингтона подается Белым домом как «обновление лидерства США в Северной и Южной Америке, завершение устаревшего подхода в отношении Кубы, содействие более эффективным переменам, которые поддерживает кубинский народ», а также как мера, отвечающая «интересам национальной безопасности США».

На переговорах обсуждалось, в частности, освобождение американского шпиона Алана Гросса, который был выпущен на свободу и на военном самолете США отправлен домой. За это в США были освобождены трое из пяти кубинцев, получивших большие сроки, вплоть до пожизненного заключения из-за отказа пойти на сделку с властями США. Инициатором обмена выступила Куба, но американские СМИ подают это как победу Вашингтона. Обама радостно заявил, что Гросс отпразднует праздник Хануки у себя дома. Впрочем, некоторые считают провал Алана Гросса «результатом дисфункциональной, склеротичной и безмозглой политики».

Сообщается также об освобождении еще одного агента ЦРУ Рональдо Саррафа Трухильо, просидевшего в кубинской тюрьме около 20 лет, а также о готовности Гаваны освободить 53 заключенных, которых США считают политическими.

Сдвиг в отношениях между Вашингтоном и Гаваной сопровождается спекуляциями относительно кубинско-российских отношений. «Улучшение отношений между США и Кубой, — пишет «Лос-Анджелес Таймс», — может подорвать ожидания России насчёт того, что Гавана будет на ее стороне в политической и дипломатической конфронтации бывших сверхдержав».

«Вашингтон Таймс» отмечает, что разведка США была обеспокоена недавними соглашениями между Кубой и Россией в области обороны и безопасности.
В частности, беспокоит возможность размещения на Кубе базы стратегической авиации России. Венесуэла ранее предоставляла свой аэродром Майкетиа возле Каракаса для самолетов Ту-95, способных нести на борту ядерное оружие.

Куба в качестве базы российского стратегического оружия — давний кошмар Белого дома. В свое время аналитики STRATFOR высказывали опасения, что российские ракеты и авиация на Кубе и в Венесуэле могут парализовать экономику США, блокировав Мексиканский залив, через который проходит значительная часть грузов, доставляемых в Америку и из неё.

Джеффри Голдберг в недавней статье в «Атлантик» описывал свое семейное путешествие на Кубу в марте 2014 года. Одним из мест его визита был Залив свиней, где в1961 году пытались высадиться кубинские контрреволюционеры при поддержке ЦРУ. Голдберг пишет, что когда его дочь в магазине на Плайя Хирон увидела чипсы Pringles, она сказала: «Мы победили».
Если условная страна начинает потреблять товары и услуги своего геополитического противника, она работает на его экономику, каким бы путем эти товары и услуги на рынок ни попадали.

А вот как видит будущее Кубы Майкл Тоттен, один из редакторов журнала World Affairs. «Однажды Гавана, скорее всего, восстановится. Каждый день я думал о том, как это будет выглядеть, когда не будет эмбарго и запретов на поездки, а будет свободное предпринимательство и политический либерализм. Гавана станет жемчужиной Карибского бассейна и, возможно, даже всего полушария… Путь вперед для кубинского процветания ясен: подключить столько людей, сколько возможно, к мировой, и в частности американской, экономике. Люди хотят этого, они смертельно устали быть отрезанными от большого североамериканского региона, к которому до Кастро они принадлежали».Либеральные интервенционисты, отстаивающие тезис об исключительности США, уже обосновали новый подход к Кубе в надежде, что Соединенные Штаты сумеют произвести нужные им изменения в стране, расположенной поблизости.

В официальном заявлении Белого дома отмечается, что «участие США будет иметь решающее значение, когда это целесообразно, и будет включать в себя оказание сильной поддержки, направленной на улучшение ситуации с правами человека и демократическими реформами на Кубе… ».

Вряд ли это означает что-то иное, кроме намерения Вашингтона начать вмешиваться во внутренние дела Кубы. После восстановления дипломатических отношений и создания полноценных миссий возможности для этого существенно расширятся. США уже запланировали экспорт на Кубу информационных материалов, продвижение «гуманитарных проектов», развитие на острове интернет-коммуникаций. При этом саму Кубу в США продолжают клеймить как «коммунистический режим» и «остров диктатуры». Можно предположить, что попытки организации на острове акций протеста против режима не заставят себя долго ждать.

Любопытно, что аналитики STRATFOR, оценивая эволюцию отношений Кубы и США, обращаются к перспективам Венесуэлы — ближайшего союзника Кубы в Латинской Америке. Они исходят из того, что будущее Венесуэлы зависит от уровня мировых цен на нефть и способности президента Венесуэлы Николаса Мадуро одновременно иметь дело с беспорядками на улицах и претендентами на власть в своём окружении. Отмечается, что через несколько часов, после того как было объявлено о достигнутой между США и Кубой договорённости относительно обмена заключенными, Мадуро заявил, что Венесуэла готова улучшить свои политические связи с Соединенными Штатами.

Наконец, заслуживает внимания ещё одно обстоятельство. В официальном заявлении Белого дома говорится, что статус военно-морской базы США в заливе Гуантанамо во время переговоров не обсуждался. То, что никаких изменений в положении базы не произойдет, официально подтвердили высокопоставленные чиновники из Совета национальной, безопасности США и администрации базы на Кубе.

Однако адмирал ВМС США в отставке Джеймс Ставридис считает, что с потеплением кубинско-американских отношений Гавана немедленно вынесет на повестку дня вопрос о закрытии самой большой и старой военной базы в Карибском бассейне и Латинской Америке. При этом адмирал видит возможность закрытия находящейся в Гуантанамо знаменитой тюрьмы, но считает обязательным сохранение на Кубе военно-морской базы, имеющей критическое значение Четвёртого флота США.