Михо: конструктивный субъективист

Он сегодня остался один. С сильно подмоченной политико-государственной репутацией и неоднозначными оценками своей деятельности, но остался. И один. Из всех так называемых «цветных» горе-революционеров. В Сербии давно сползает к политической пенсии и забвению один из отцов «бульдозерной революции» 2000 года Воислав Коштуница, а второй — Зоран Джинжич — был застрелен прямо в холле здания правительства в 2003 году. А были они, между прочим, президентом и премьером Сербии. На пути к исторической помойке «папа» и «мама» украинской «оранжевой революции» 2004 года — Виктор Ющенко (кстати, кум нашего героя) и Юлия Тимошенко.

Оба, тоже президент и премьер, слава Богу, бесславно пролетели на президентских выборах 2010 года…

Чудит и позорится перед всем миром Курманбек Бакиев — порождение и одновременно жертва «тюльпановой революции» в Киргизии 2005 года. Его в этом году вымели из страны точно так же, как он это — при помощи нанятых и проплаченных крикунов, поддержанных обнищавшим населением, — проделал со своим предшественником Аскаром Акаевым. Место Бакиева заняла «временный президент» Роза Отунбаева, возводившая его на «трон» 5 лет назад и тоже залихватски пинавшая Акаева коротенькими ножками…

И только он, Михаил Саакашвили, «неистовый Михо», один из трех триумфаторов «розовой» революции в Грузии 2003 года, остается у власти. У двух остальных его ревподельников судьба незавидная. Премьер Зураб Жвания был найден отравленным угарным газом вместе со своим, говорят, однополым любовником в «гнездышке любви». И в Грузии многие уверены, что Жвания и его гомокореш были убиты. Даже сам Михо, выступая как-то на международной конференции в феврале 2005 года, оговорился: «…в связи с убийством Жвания». Но потом быстро поправился: «в связи со смертью…».

Вторая, ставшая спикером парламента «умница, красавица, комсомолка» Нино Бурджанадзе сегодня имеет более 80% негативного рейтинга. После поражения в российско-грузинской войне 2008 года Нино на волне неприятия Саакашвили потрясенными разгромом и потерей 20% территории грузинами вознамерилась свергнуть соратника и сесть в его кресло. Поговаривали, что в этом ей вызвались помочь в Москве и Вашингтоне, где синхронно были крайне или непомерно разозлены, или удивлены и раздосадованы чудачествами «рэволюционэра». Нино не совсем элегантно перешла в оппозицию, но сегодня представители власти откровенно потешаются над нею — утверждают, что она «токсична», то есть заразна: кто к ней приблизится, теряет свой рейтинг и популярность в народе. Как и все остальные бывшие соратники Саакашвили, перешедшие в оппозицию к нему — экс-министры обороны Ираклий Окруашвили и министр иностранных дел Саломе Зурабишвили, еще один «розовый» премьер Зураб Ногаидели и т.д.

Против Михо или все время бунтует оппозиция, или кто-нибудь в эту самую оппозицию к нему переходит. Мадам Зурабишвили, проделав это, даже как-то заявила: «Время дикарей и деревенщины в грузинской политике должно кануть в Лету». Ан нет, не тонет в Лете. И оппозиция, увы, не канает. В 2007 году Михо бросил против оппозиции спецназ со слезоточивым газом и дубинками. В апреле прошлого года сотни тысяч оппозиционеров даже практически захватили власть, заняв некоторые властные здания. Оппозиционеры, не жалея глоток, орали своему президенту: «Саакашвили, цаби!» (убирайся вон). Точно так же, как и он сам в 2003 году кричал «Шеварднадзе, гадабеки!», что означает (уходи). Прежний президент Эдуард Шеварднадзе действительно ушел: охранники его буквально вынесли из здания парламента, чтобы ворвавшиеся туда «розовые» не обтрепали седины на старой голове. А Саакашвили только уехал из Тбилиси. Типа на объекты народного хозяйства. Но оппозиция успехом не воспользовалась и власть из рук выпустила.

Почему? Да потому что, убеждены многие грузинские интеллектуалы, с кем удалось пообщаться в Тбилиси, сработал и сейчас срабатывает известный украинцам принцип «А яка тому є розумна альтернатива?». Оппозиционеры в Грузии разобщены политически и организационно практически до атомарного уровня и ненавидят друг друга больше, чем общего «врага» — Саакашвили. Это — во-первых. А во-вторых, — и это самое главное! — они, похоже, просто не могут (не умеют, не хотят?) предложить стране целостную, согласованную между всеми «борцами» программу развития страны, альтернативную той, что не просто предлагает, а последовательно реализует Михо. Это, увы и ах для оппозиционеров в Грузии и прочих ненавистников Саакашвили, объективная картина. И ее надо признавать, чтобы понимать происходящее в этой стране на данном историческом этапе…

Я брезгливо и негативно отношусь к любым революциям. Особенно к совершенным на чужие деньги и по чужому заказу. Но вынужден объективно признать: в Грузии была революция, пусть и «цветная», а вот в Украине случилась только ее имитация, проведенная шайкой профанов и мелких мздоимцев. И в словосочетании «розовая революция» я намеренно не брал в кавычки слово «революция», как я обычно это делаю, характеризуя аналогичную авантюру в Украине. Потому что в отличие от той Украины, где «оранжевые» пришли к власти, но ничего не делали и не сделали в коренной ломке прежних устоев жизни (это и есть революция — классическое определение), в Грузии по инициативе Саакашвили таки случились революционные преобразования во многих сферах. Как государственного управления, так и жизни граждан. Государственный строй или, если хотите, устройство государства, которое сегодня господствует и развивается в Грузии, я бы назвал «конструктивный субъективизм либеральной прозападной направленности». Имени Саакашвили.

Не авторитаризм, а именно субъективизм. Потому что авторитет у Михо невысок: его не любит, но терпит большинство грузин. А он свое пребывание во власти использует на то, чтобы всеми силами, правдами и неправдами реализовать СВОЮ модель будущей Грузии. Ту, в правильность которой он уверовал с фанатизмом известных «чикагских мальчиков» Милтона Фридмана, и которую он конструирует и строит в своей стране. Повторяю, последовательно и системно, практически не отклоняясь от первоначальных заявленных лекал и чертежей. Он — главный субъект и конструктор строительства новой Грузии. «Вообще-то я люблю стоить», — сказал он как-то группе украинских журналистов. И отослал их в реставрированный кахетинский город Сигнаги, уже на деньги инвесторов превращенный в одну из туристических «мекк» Грузии.

В политике он, ясное дело, к власти пришел революционно — смел прежнюю власть при помощи восставшей и им же хорошо подготовленной в нужном «розовом» цвете, а также проплаченной западными спонсорами улицы. Но ведь Грузия при Шеварднадзе — это была страна, медленно, но верно умирающая в тисках внутренней коррупции и стагнации, общественной безнадеги и тотальной нищеты, а также внешнеполитической неопределенности и зависимости от России. В ее госбюджете было всего 300 млн. долл., когда к власти пришли «розовые». Сейчас бюджет Грузии составляет 5 млрд. «зеленых». Притом, что сбор налогов в структуре ВВП при прежних властях исчислялся в 14%, а сейчас — в 30%. И в госбюджет поступало всего 10% налогов, сейчас — почти все 100%.

Был реформирован и перестроен весь государственный аппарат: уволены 100 тысяч старых, погрязших в коррупции чиновников, а на их место набраны новые — спаянные новыми зарплатами и новыми идеями, ведомые командой Саакашвили — его соратники, которые, как и он сам, верят в правильность совей деятельности. Команда Саакашвили — молодые и разнопрофильные специалисты, получившие модерновое образование и выучку на Западе, почти поголовно знающие английский и прочие языки, владеющие навыками современного менеджмента и модернизации разных отраслей жизни, — это 50% грузинского успеха. Остальные проценты — это доля лично Михо…
И вы не поверите, у него даже грантоеды работают на идею. Не только свиристят и проедают, разворовывая по собственным карманам и возвращая назад дарителям по откатам, западное вспомоществование на построение демократии и открытого гражданского общества, как это происходит в Украине, особенно в «оранжевой», а работают на страну. Министрами, замминистров, советниками. Чиновниками во всех ведомствах по своему профилю. Вернулись в страну и многие молодые грузины, которые тоже хотят строить свой дом на своей земле.

Это привлечение молодых спецов из частного сектора и из-за рубежа стало возможным потому, что Михо соединил в одном флаконе, предлагаемом молодым, возможность реализации амбиций и стремлений на государственном поприще с приемлемой зарплатой. Госаппарат был уменьшен на 20%, а зарплата, например, министра выросла в 15-20 раз. Точно такой же подход исповедуется в отношении остальной чиновничьей братии, без которой любое государство все равно не обходится.

Сам Михо, по его словам, вломился в президентское кресло на 20 долларов месячной зарплаты и в первой же заграничной командировке обнаружил, что в отелях, где селят президентов, кофе стоит 15 «зеленых». «Тогда я поднял вопрос о повышении зарплаты главы государства, сказал: мне — не менее 5 тысяч долларов», — смеясь, рассказывал он. И к нему прислушались.

Вообще, чиновники грузинские практически не руководят, а курируют свои направления и участки работы. Потому что в госсекторе Грузии остались только почта да железные дороги. В Грузии нет госдотаций ни на что, кроме вкладывания денег в инфраструктуру. Нет и бюджетообразующих отраслей. Значит, особо негде разгуляться и коррупционным наклонностям чиновничества. До «розовой» революции было 1000 лицензий и разрешений, которые выдавало государство, а сегодня осталось 150 — только на важные виды деятельности, касающиеся, например, здоровья граждан.

В экономике революционность Михо заключается в том, что он буквально ускоренными методами и насильно переводит народное хозяйство своей страны на либеральные рельсы. Как было сказано выше, все в Грузии уже приватизировано своими частниками либо международными кампаниями. Отовсюду. Даже ненавидимая многими грузинами Россия ведает в Грузии производством и распределением электроэнергии, и у нее это неплохо получается. До 2003 года свет подавали в дома грузин 4 часа, сейчас — круглосуточно и даже экспортируют электроэнергию.

Грузинские власти взяли курс на максимальное привлечение иностранных инвестиций, для чего всячески создают привлекательный инвестиционный климат. Предельно прорежены (отменены ненужные) и снижены существующие налоги, ликвидированы таможенные сборы при ввозе товаров, ликвидирована или серьезно загнана в угол коррупция, побежден уличный и организованный криминалитет, обеспечено равенство перед законом субъектов хозяйствования. Сам Саакашвили гордо рассказа группе украинских журналистов, что при нем были разоблачены и посажены 6 парламентариев от президентской партии «Национальное движение», 42 судьи, несметное количество крупных и мелких чиновников от министра и ниже (до 10 чиновников в год).

Вообще, антикоррупицонные победы Саакашвили, особенно по линии МВД и ГАИ — это уже притча во языцех во всем мире. Они поражают своей безусловной успешностью всех, кто с ними знакомится. Достаточно только сказать, что гаишники в Грузии не берут взяток, довозят пьяных водителей домой, перед тем «осчастливив» штрафом за вождение подшофе, и уже приняли более 500 новорожденных у мам, которые не успевали в роддом, и это, согласитесь, звучит фантастично. Зато, по словам замглавы МВД Эки Згуладзе, если в 2004 году 75% опрошенных школьников хотели быть знаменитыми грузинскими ворами в законе и столько же школьниц — выйти за них замуж, то последние два года уровень доверия к милиции держится на уровне 82-83%. А воры в законе необъятного пост-СССР на сходке в Москве разрешили свои грузинским коллегам не подтверждать в Грузии свою воровскую принадлежность (ворам по их законам взападло кому-то, в том числе и ментам, не говорить о своем статусе), так как срок там можно схлопотать за сам факт принадлежности к преступному сообществу. Без особых на то доказательств и привычного в Украине и в других странах адвокатского крючкотворства. Эта суровая антикриминальная мера использовалась, кстати, Бенито Муссолини во время его борьбы с сицилийской мафией до Второй мировой войны. И дуче тоже выдавил всех донов в США. Или перестрелял их…

Параллель непосредственная. В Грузии в 2004 году было 5 тысяч заключенных, сегодня — 20 тысяч. А Эка Згуладзе также рассказала, что с криминалитетом велись фактически уличные сражения, новая полиция потеряла в боях около 30 своих сотрудников, но сейчас воров в законе, по ее и президента словам, в Грузии нет. «Раньше их, как подлинных хозяев жизни и руководителей страны, прямо у трапа самолета чуть ли не с почетным караулом встречали. Сейчас они либо в России, либо в Украине, либо еще где-то, в Испании. Я и вашим говорил: не можете вы их посадить — депортируйте к нам. Мы с ними быстро разберемся. Ваши не отреагировали», — рассказал Михо. А я почему-то и не удивился, что «оранжевые» украинские власти не хотели выдавать бандюков. Ждем реакции нынешних — «приглашение» Михо остается в силе…

Экономика Грузии сейчас, благодаря таким шагам и развалу прежних отечественных производств, зависит от внешних вливаний — от инвестиций и кредитов того же, к примеру, Мирового банка. И международные институты легко кредитуют Грузию — инвестклимат там позволяет это делать. Михо не хочет задумываться, что будет с экономикой, если вливания прекратятся. Он просто надеется на международную помощь, на сотрудничество на все тех же либеральных принципах и внутри страны развивает новую инфраструктуру народного хозяйства, любым путем заманивая инвесторов. Например, в прошлом 2009-м кризисном году в Грузии еще снизили налоги для бизнеса и инвестировали в строительство дорог 1,2 млрд. долл. (!!!). Грузинские экономисты уверены, что в этом году рост ВВП в Грузии превысит 6%.

Но вся надежда Михо и его команды — все же на Запад. Замглавы МВД Гига Бокерия, один из активнейших соратников Саакашвили, говорит, что стремление в НАТО для нынешней Грузии не случайно. Она в этом видит не угрозу кому-то третьему, а символ неприемлемости возврата в СССР и залог ненападения со стороны России. А сам Саакашвили по требованию инвестора, который согласился превратить много лет назад разрушенную гостиницу «Иверия» — прежнюю гордость Тбилиси — в отель «Редиссон», даже перенес от нее памятник Давиду Строителю, еще одну визитную карточку столицы. Перенес на западную окраину Тбилиси и сказал, что, мол, царь этот ориентировался за западные ценности, пусть теперь и встречает инвесторов оттуда. Такой вот незамысловатый символизм…

Саакашвили сам не скрывает, что у его революции есть грозные враги. И это отнюдь не буйная оппозиция, а нищета населения и высокий уровень безработицы, вызванные слабой вовлеченностью населения в реформаторские процессы. И Эка Згуладзе заявила, что ее больше всего волнует то, что нет ощущения необратимости реформ и что надеется она только на инстинкт самосохранения людей, которые поняли, что, благодаря реформам, они могут жить хорошо и уже не допустят возврата к прежней тотальной коррупции, разгулу бандитизма, равенству в нищете. Надеются на это и многие другие сторонники Михо в среде интеллектуалов: мол, если люди за одно поколение поверят, что эти «розовые» власти могут обеспечивать бескоррупционую жизнь и что это вообще возможно, то они потребуют того же и от новых будущих властей…
Подвести Саакашвили может и излишний субъективизм в управлении страной — его необузданный нрав, как это случилось с ним в августе 2008 года. Он ввязался в войну с Россией и проиграл ее, потеряв 20% территории и жуя перед всем миром галстук от отчаяния и ощущения политического грогги. Этого ему все грузины, а не только возбужденные оппозиционеры, увы, никогда не простят…

Оппозицию же Михо опасается, но не боится. Говорит, что ему смешно смотреть на ее потуги. И, если честно, то оппозиция ничего другого, кроме тихой жалости, не вызывает. Она, мягко говоря, неадекватна. Потому что не понимает двух вещей. Во-первых, не совсем правильна ставка на новую революцию в свержении Саакашвили. Оппо думают, что раз Михо пришел к власти революционным путем, то улица должна и вынести его от кормила. Это умышленный загон ситуации в негодный формат. И два раза в одну реку не входят, и без команды, готовой взять власть, никакая революция не будет успешной. А у оппозиции, как было сказано, выше, никакой команды нет…

Во-вторых, оппозиция как-то глупо не понимает, что Саакашвили начинает переигрывать ее политически уже сейчас. Он признался нам, что сейчас у него практически неограниченная власть и до 2013 года он даже и не думает, что ему делать дальше. Но потом хочет, чтобы дело реформирования страны взяли на себя его соратники из «Национального движения», формирующего правительство реформаторов и дальше. А себе он, разумеется, отвел место премьера. Осталось только провернуть что-то похожее на украинскую конституционную реформу и забрать полномочия у президента, наделив ими главу правительства, и дело будет сделано.
В Грузии сейчас об этом говорят открыто. Оппозиция, ослепленная ненавистью к Саакашвили, на всех углах кричит, что Конституция Грузии неевропейская, и уже подготовила проект Основного Закона, в котором полномочия перераспределяются. Как? Так, как будет выгодно Михо. И делает это не он сам, а, как видим, недальновидная оппозиция. И если президентство ограничено двумя сроками, то премьером субъективист Саакашвили может быть хоть до ста лет…

…Но и президентство Михо из рук своих соратников не хочет выпускать. Все говорят, что он уже подготовил себе преемника — популярного и молодого мэра Тбилиси Гиги Угулава, который недавно одержал триумфальную победу на местных выборах. Вот так вот. Такой вот объективный субъективизм…