Почему не состоялась «Тихоокеанская Россия»

Коррупция и разграбление ресурсов привели к потере Аляски и Гавайев в XIX веке.

Над Российской империей в XIX веке, как и над Британской, никогда не заходило солнце. Де-факто в этот «золотой имперский век» территория России простиралась от Ионических островов в Адриатике на западе до Аляски, Гавайских островов и Калифорнии на востоке. Так почему же страна не смогла колонизировать и удержать свои заморские территории?

Аляска: частная лавочка русской аристократии

Главной причиной отказа от Аляски и Калифорнии царское правительство официально называло их физическую невозможность колонизации. Так, в середине XIX века русское население Америки составляло… всего 812 человек. Для сравнения: за те же 100 лет (с середины XVIII века по середину XIX века) число американских и английских колонистов на западе современных США и Канады увеличилось с 20 тысяч человек до 3 миллионов.

Но самое интересное, что Россия и не пыталась освоить Аляску и Калифорнию, рассматривая их лишь как источник коммерческой наживы. Строго говоря, эти территории никогда и не входили в состав Российской империи, а являлись частной лавочкой «акционерного общества». Еще в 1798 году купцы Шелихов, Голиков и Мыльников основали «Русско-Американскую компанию» (РАК), на которую и были переписаны права на эти земли. Кроме того, частная компания владела всеми тихоокеанскими землями России — от Курильских островов до Калифорнии и гавайских островов позднее.

РАК получила от Павла I монопольные права на пушной промысел, торговлю и открытие новых земель в северо-восточной части Тихого океана. Капитал компании был разделен на 724 акции по 1000 рублей каждая. Владельцем самого крупного пакета (370 акций) был Шелихов. В 1801 году акционерами компании стали Александр I, его семья и великие князья — им бесплатно купцы за счет уменьшения своей доли выделили по 20 акций. РАК заимела кроме «крыши» и другие атрибуты псведогосударственности — кожаные деньги под названием «марки» и свой флаг.

До 1820-х годов РАК показывала сумасшедшую доходность. В 1811 году завхоз компании Баранов хвастался, что прибыль только от продажи шкур каланов составила 4,5 млн. рублей — сумасшедшие по тем временам деньги! В донесении миноритарному акционеру РАК Александру I завхоз писал, что за три года соотношение доходов и расходов компании увеличилось с 7:1 до 11:1. Таким образом, прибыльность бизнеса РАК составляла 700-1100% в год. Сегодня в России, наверное, такие сумасшедшие деньги дает только наркоторговля.

Этому росту прибыли способствовал сумасшедший спрос на шкурки калана — их стоимость с 1790-х до 1820-х годов выросла втрое — со 100 до 300 рублей за штуку (на эти деньги можно было купить 20 соболей). Дошло до того, что чиновники в Москве и Петербурге отказывались брать взятки деньгами, а требовали только калана.

Каланы и сгубили РАК, а с ней и колонизацию Аляски и Калифорнии. История повторяется в России с завидной периодичностью — видя суперприбыльность частной компании, госчиновники решили взять ее финансовые потоки под свой контроль. После смерти завхоза Баранова в 1818 году, к руководству РАК пришли военно-морские офицеры. А в 1821 году в устав акционерного общества вообще было внесено положение, что отныне руководителями Русско-Американской компании должны были быть только силовики. При этом компания оставалась частной. Фактически это был первый опыт частногосударственного партнерства в России — модели, которую всё свое десятилетие правления пытался внедрить президент Путин. Тогда же акционерами РАК стал не только царь, но и его жена Елизавета Алексеевна, мать Мария Федоровна, цесаревич Константин Павлович.

Первым решением нового руководства стало установление годового оклада офицеров-бизнесменов в 1500 рублей (в действующей армии получали в 10 раз меньше). А начальнику компании был положен оклад в 150 тысяч рублей в год — сумасшедшие по тем временам деньги! Вторым — усиление эксплуатации коренных народов Аляски. Закупочная цена калана снизилась с 10 рублей до 5, а песца — с 1 рубля до 50 копеек. Это инициатива, во-первых, привела к почти полному истреблению каланов к 1840-м годам (чтобы прокормиться на прежнем уровне, аборигенам пришлось истреблять зверя в два раза интенсивнее), во-вторых, к бунтам алеутов и прочих северных народов — зверя всего перебили, цена на водку выросла в два раза, плюс ко всему офицеры взяли моду захватывать среди аборигенов наложниц.