Почему Обама хвалил Путина?

Один из самых интригующих комментариев после подписания сделки с Ираном мы услышали от Обамы, отдавшего дань признания и похвалившего Путина — человека, возглавляющего страну, которую всего несколько дней назад будущий председатель Объединенного комитета начальников штабов назвал «величайшей в мире угрозой» Соединенным Штатам, пишет CNN.

Давая во вторник интервью New York Times, Обама заявил: «Россия помогла в этом. Я буду с вами честен».

Он добавил к этому неожиданно оптимистичный комментарий, заявив, что «воодушевился», когда ему несколько недель назад позвонил Путин, чтобы обсудить кризис в Сирии. Обама отметил, что в нынешней ситуации, когда сирийский режим несет потери, «у нас появляется возможность провести с ними серьезный разговор».

Какой вывод мы должны сделать из этого внезапного проблеска оптимизма в отношении России и Сирии?

Это не совпадение, что заявление Обамы прозвучало после сделки с Ираном. Это еще один признак того, что администрация видит в соглашении с Ираном нечто гораздо более значимое, чем просто ядерную сделку, считая его ступенькой к важным геополитическим преобразованиям.

Давая пресс-конференцию в среду, Обама подтвердил, что данная сделка не превращает Иран в друга Америки, и подчеркнул, что Тегеран по-прежнему оказывает поддержку терроризму и проводит иные действия, вызывающие обеспокоенность. Тем не менее, вполне понятно, что эта сделка изменит мир, в этом нет сомнений. Вопрос в том, как изменит.

Путин и Россия, как и все прочие игроки, принимают решения, исходя из собственных интересов.

В одном из наиболее небезупречных разделов соглашения есть положение, позволяющее проводить встречи и обсуждения в течение 24 дней, если инспекторы ООН захотят проверить какой-нибудь объект, а Иран им откажет. После серии сложных процедур комиссия из восьми членов, куда будут входить Россия, Иран, США и другие страны, участвовавшие в переговорах о соглашении, голосованием должна принять решение о том, как действовать дальше. Если пять членов согласятся, Иран якобы будет просто вынужден пустить к себе инспекторов.

Давая в среду пресс-конференцию, Обама отреагировал на эту критику, сказав, что главные объекты будут находиться под наблюдением непрерывно, круглосуточно, семь дней в неделю, и что это будет предположительно электронный мониторинг.

Обама неоднократно заявлял, что это соглашение только об иранской ядерной программе. Президент отверг утверждения о том, что он добивается перегруппировки, в рамках которой Соединенные Штаты должны отойти от своих традиционных партнеров и либо сблизиться с Ираном, либо создать более сбалансированные отношения, что вызывает глубокую озабоченность у арабских союзников Америки. Президент это наотрез отрицает, обещая встать плечом к плечу с американскими союзниками, если Иран будет им угрожать.

Однако мало кто сомневается в том, что на сделку с Ираном во время переговоров президент смотрел шире, а не просто как на соглашение о иранской ядерной программе.

Обама думал не только о ядерном оружии, а обо всем комплексе проблем, не только о Иране, но и о Ближнем Востоке, и о регионах за его пределами.

Видимо, Обама верит, что сделка способна создать новое, более устойчивое и мирное равновесие, превратив Иран в конструктивного члена мирового сообщества наций, сообщества — давайте уж будем проявлять оптимизм до конца — куда может войти готовая к сотрудничеству и миролюбивая Россия, также стремящаяся играть по правилам и снижать повсюду напряженность.