Россия еще сохраняет остатки здравого смысла

Российские власти согласились подумать над предложением западной коалиции, которая хотела бы видеть Москву в качестве посредника на переговорах с Муаммаром Каддафи

Российские власти согласились подумать над предложением западной коалиции, которая хотела бы видеть Москву в качестве посредника на переговорах с Муаммаром Каддафи. Это конечно, замечательно, что, в отличие от стран Запада, Россия еще сохраняет остатки здравого смысла. Дело в том, что европейские страны, которые озабочены ливийской проблемой, при этом не имеют ни политической воли, ни возможностей, ни реального суверенитета, чтобы инициировать переговорный процесс. В этом смысле, если бы Москва была последовательна в своих усилиях, это могло бы привести к положительному результату. Конечно, сама по себе Россия в этом регионе и в этом контексте не может повлиять на ситуацию решительным образом.

Роль, которая отводится нашей стране Западом, неприглядна

Пока Каддафи продолжает оставаться ключевой фигурой. По крайней мере он уже доказал, что просто так — ни с того ни с сего — он не «рассосется». Теперь что касается реальной позиции России. Во многом она является асимметричной. Это не позиция равноудаленного и нейтрального посредника. Скорее, мы выступаем в качестве такого «доброго следователя». В этом контексте понятна роль, которая отводится нашей стране Западом. В общем и целом эта роль, на мой взгляд, неприглядна. Нам предлагают помочь склонить Каддафи к сдаче, угрожая ему и убеждая его в том, что у него нет никаких перспектив (по принципу ему же будет хуже).

Это та самая роль, которую Россия играла в югославском конфликте, когда Виктор Степанович (Черномырдин. — Прим. KM.RU) перевернул пепельницу перед Милошевичем и сказал тому, вот что с ним будет, если он не подпишет натовские условия. А потом просто раскидал рукой пепел по столу. Это называется «посредник». На самом деле реальные посредники выглядят несколько иначе. Противоположная сторона конфликта — это разнообразный сброд. И не понятно, какого рожна мы считаем ее более легитимной и достойной победы стороной, нежели чем руководство Каддафи (наверное, тоже не самое симпатичное на свете, но при этом явно ничем не худшее). Нет никаких оснований полагать, что Каддафи — это фигура менее адекватная, менее приемлемая для Ливии или менее правовая, чем руководители этого неизвестно кем и неизвестно как созданного оппозиционного объединения.

Параллельно идет процесс системного разрушения Сирии

Теперь давайте посмотрим, как все это выглядит в более широком контексте. Наш президент, например, в категорической форме отказался принять такую же (условно говоря, ливийскую) форму нашего участия в отношении Сирии. Где формально происходят такие же события, как в Ливии, то есть идет борьба с вооруженной оппозицией, поддерживаемой извне, а также подпитываемой извне оружием. А также политически и идеологически стимулируемой извне самыми разными силами. Притом что характер этой вооруженной оппозиции таков, что о «белых и пушистых» «борцах за свободу» здесь говорить не приходится.

В принципе, идет процесс системного разрушения Сирии, которая по многим признакам (с религиозной, национальной и политической точек зрения) является достаточно уязвимым образованием. Но эта страна всегда выступала в регионе в качестве стабилизатора — в отношении того же Ливана, к примеру. И даже в отношении арабо-израильского конфликта Сирия, как правило, занимала достаточно сдержанную и адекватную позицию.

Дальше мы видим Йемен, где тоже происходят странные вещи. В наших СМИ я недавно услышал, что, оказывается, восстание в этой стране подняла «Аль-Каида». Конечно, в Йемене есть «Аль-Каида», но основные «антисалеховские силы» в этой стране — это шииты. То есть они никак не могут быть представителями «Аль-Каиды». Так что иногда надо хотя бы чуть-чуть соображать, а не переписывать последние глупости из западных источников. В целом происходящее в этой стране — это просто из серии «тушите свет». Показываются реальные бомбежки городов, и при этом уточняется, что эти города «заняты бандами мятежников». А в Ливии, когда там якобы происходили бомбежки городов (хотя никто так толком и не доказал, что они были — на предъявленном общественности видеоряде никаких бомбежек не видно), писали, что они заняты «безоружным восставшим народом». При этом не совсем понятно, как «безоружный народ» может занять города.

Вся пропаганда вокруг Ливии была полным фуфлом

Кстати говоря, последующие события в Ливии показывают, насколько вся пропаганда вокруг этой страны была полным фуфлом. Потому что при той степени устойчивости Каддафи и его вооруженной опоры нельзя допустить, чтобы какие-то города могли быть заняты «мирными демонстрантами». Получается, что теперь они уже не мирные, а вооруженные. Но тем не менее все еще не могут победить Каддафи при помощи натовских бомбежек, поддержки и спецназа.

На самом деле, все это представляет интерес только с одной точки зрения — что мы там делаем. Россия разрывается между стремлением продемонстрировать лояльность западному альянсу, не имеющему никаких экономических, политических, нравственных или юридических оправданий, и остатками пристойности. В этом и есть суть нашей «независимой» политики в отношении к этому региону. На мой взгляд, все это бессмысленно. В конце концов, это похоже на девушку, которая вынуждена дать, но продолжает ломаться.