Россия выходит на сцену

Дмитрий Рогозин представляет интересы России при западном оборонном блоке НАТО. Помимо этого важного поста он является главным советником российского президента Дмитрия Медведева по вопросам «противоракетного щита», который считается самым крупным европейским оборонным проектом со времен холодной войны.

После посещения Командования космической и противоракетной обороны Сухопутных войск США, базирующегося в Колорадо-Спрингс, он провел в Анкаре ряд встреч с высокопоставленными представителями турецких властей, в том числе с президентом Абдуллой Гюлем (Abdullah Gül). Благодаря его беседе с турецкими журналистами мы можем узнать некоторые подробности о проекте, которые ранее оставались в тени.

В частности он рассказал, что, возможно, на турецкой территории будут установлены два радара вместо одного, что дальность действия радаров составит 7000 километров, а ракет-перехватчиков — 2500 километров. Обо всем этом Турция с самого начала отказывалась говорить.

России это известно, тем не менее, Рогозин предупредил о недопустимости появления в Черном море кораблей, вооруженных ракетами. Хотя это будут не турецкие корабли и, возможно, они даже разместятся за пределами турецких территориальных вод, Турцию этот вопрос затрагивает, так как она, как и Россия подписывала в 1936 году Конвенцию Монтре о статусе проливов.

Изначально «противоракетный щит» был американским проектом. Он был разработан при Джордже Буше и направлен в первую очередь против возможной угрозы со стороны России. Исходно предполагалось, что ракеты и радары разместятся в Польше и Чехии. На эту инициативу отреагировала не только Турция, но и многие члены НАТО и страны Европейского Союза. Когда в Белый дом пришел Барак Обама он сменил концепцию, переведя проект под эгиду НАТО и перенаправив его против возможной угрозы со стороны Ирана или даже с Индийского субконтинента.

Турция согласилась обсудить этот проект, поставив условием, что она будет участвовать в решении вопросов командования и распределения полномочий. Состоявшееся в этом году расширение роли командования НАТО в Измире было частично связано с проектом противоракетной обороны. Этот вопрос обсуждался на переговорах между госсекретарем США и министром иностранных дел Турции Ахметом Давутоглу ( Ahmet Davutoğlu), однако все ограничилось общими словами о достигнутом «прогрессе».

Визит Рогозина планировался давно – ничего неожиданного в нем не было, однако он совпал по времени с разразившимся между Россией и США визовым кризисом в духе холодной войны.

Вряд ли кого-то удивит, что на фоне накаляющейся обстановки в регионе, в котором расположена Турция, роль России увеличивается, так как она – одна из ключевых держав не только в политическом смысле, но и в области энергетики.

Большой Ближний Восток баламутит Арабская весна, ядерная программа Иран тревожит и без того нервный Израиль, конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха вновь начинает набирать обороты, на Балканах начались пограничные стычки между Сербией и Косово, в Греции продолжается экономический кризис, а Европейский Союз теряет политическое влияние из-за внутренних проблем. В такой ситуации Россия не может вновь не выйти на сцену.

Именно этот выход мы сейчас наблюдаем и будем продолжать наблюдать в ближайшее время.