Саакашвили знает точно: Лукашенко ненавидит Путина

Из всех политических ньюсмейкеров Михаил Саакашвили, пожалуй, самый удивительный. Он постоянно привносит в политику какой-то склочно-домашний уют коммунальной квартиры, наполняя ее не свойственными дипломатии понятиями. То он с видимым аппетитом кушает без горчицы и кетчупа свой галстук перед телекамерами, то заявляет, что в Кремле только для виду пренебрежительно отзываются о грузинских винах и запрещают импорт, а на самом деле с удовольствием пьют их на приемах, то сообщает, что Лукашенко ненавидит Путина… Ну прямо все про всех знает, словно старушка, просиживающая целыми днями на лавочке у подъезда, населенного политическими лидерами разных стран.

Последнее откровение Саакашвили стало известно буквально на днях, благодаря публикации WikiLeaks от 11 июля. В тексте телеграммы, направленной в Вашингтон из посольства США в Грузии и датированной 25 сентября 2009 года, излагается содержание беседы президента Грузии Михаила Саакашвили и заместителя помощника государственного секретаря США Тины Кейденау.

Саакашвили тогда выразил обеспокоенность, что за признанием Абхазии и Южной Осетии Венесуэлой могут последовать другие страны. Он заявил, что Белоруссия находится на грани принятия решения, и отметил, что надеется, что Запад будет действовать быстро, чтобы не допустить такого шага. Затем поделился с Кейденау своим умозаключением: Лукашенко «ненавидит Владимира Путина» и именно поэтому не запретил импорт в Белоруссию грузинской продукции в 2006 году. Из-за этого Белоруссия испытывает сильное экономическое давление со стороны России и долго не сможет его выдержать. Если следовать логике грузинского лидера, то любой, кто продолжает торговать с его страной, должен ненавидеть Путина: ведь это же ему назло. Тут все просто и очевидно…

Кейденау стала успокаивать Саакашвили и говорить, что Белоруссия непоследовательна и непрогнозируема, но США сделают все возможное, чтобы помешать процессу признания, а конкретно вопрос Белоруссии США обсудят с европейцами. Она также призвала Саакашвили отвечать на любое признание сдержанно и напомнила о публичных заявлениях помощника государственного секретаря США Филиппа Гордона, согласно которым, признание Абхазии и Южной Осетии со стороны Венесуэлы не является значительной угрозой для суверенитета Грузии.

По Саакашвили было заметно, говорится в телеграмме, что его мало волнует возможность признания Сухума и Цхинвала африканскими странами. Он сказал Тине Кейденау, что если Белоруссия решит признать Абхазию и Южную Осетию, тогда Грузия не сможет работать с Белоруссией в рамках созданной недавно Евросоюзом «Инициативы Восточного партнерства». Если Евросоюз в таком случае не выдворит Белоруссию из «Восточного партнерства», тогда Грузии придется покинуть его самой.

Здесь Саакашвили предстает в своем всегдашнем амплуа мастера политических интриг. Он выйдет из любой программы или объединения, если только там кто-нибудь посмеет выразить явную или опосредованную поддержку России по вопросу Абхазии и Южной Осетии.

Сомнительно, впрочем, чтобы его не волновали признания африканских стран. Каждое признание должно быть для Саакашвили, что нож в сердце. Но чем ближе признавшая страна к месту конфликта, тем острее и длиннее этот нож. Белорусское признание было бы одним из самых болезненных. Сильнее могло бы оказаться лишь признание Украиной, но об этом речь в обозримом будущем не идет.

В качестве примера того давления, которое, по мнению президента Грузии, Россия оказывает на ситуацию, он рассказал Кейденау об откровенной беседе, которая была у него в феврале 2008 года с президентом России Владимиром Путиным. По словам Саакашвили, Путин сказал ему: «Готовься», т. к. стало ясно, что Запад собирается признать Косово. Путин намекнул, что если Грузия воздержится от сближения с НАТО, тогда, возможно, Россия не признает Абхазию и Южную Осетию. По утверждению Саакашвили, то, что у России – напряженные отношения с Грузией, создает Путину вызовы на всем остальном постсоветском пространстве, и конкретно упомянул усиленное присутствие России за последние месяцы в Туркмении. Он сказал: «Россия желает закрыть осаду вокруг нас со всех сторон».

В его словах слышится и некоторый упрек Западу: не признали бы Косово – не было бы признания Россией Абхазии и Южной Осетии. В ответ Кейденау призвала Саакашвили к тесной координации с Евросоюзом и посоветовала не предпринимать поспешных действий, что было бы контрпродуктивным и нанесло бы вред отношениям Грузии с Евросоюзом. Саакашвили заявил Тине Кейденау, что он надеется, что США не смотрят на конфликты как на замороженные навечно.

Итог тех переговоров нам известен: Белоруссия так и не признала Абхазию и Южную Осетию. Александр Лукашенко заявил, что решение о признании должно приниматься на сессии белорусского парламента, однако оно так ни разу и не было включено в повестку заседаний парламента страны.

Надавили ли на него США через Евросоюз? Несомненно. Они влезают всюду, где только можно. Надо полагать, они поработали и с остальными колеблющимися странами, создав вокруг Абхазии и Южной Осетии мертвую дипломатическую зону. Но было ли этого достаточно в случае с Белоруссией? Что-то должно присутствовать еще. Сыграла роль «ненависть» Лукашенко к Путину, которую узрел Саакашвили? В политике такая категория не используется, только целесообразность. Тогда что?

Белорусский парламент примет все, что велит Лукашенко, это понятно. А раз тот до сих пор не велел – значит, не захотел. Проще говоря, стороны не столковались в цене признания. Не исключено, что запрошенная цена составляла совокупный бюджет двух новых республик на много лет вперед. Батька умеет торговаться, любит это делать и случая проявить умение не упустит. Не исключено, что он еще удивит Саакашвили признанием в не таком уж далеком будущем: все будет зависеть от экономической ситуации в Белоруссии. Прав был Путин, когда советовал Саакашвили «готовиться». Вопрос еще не закрыт.