Соло Ахмадинежада

В понедельник в Нью-Йорке с дипломатической перестрелки началась конференция ООН по выполнению Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Выступившие в день открытия форума президент Ирана Махмуд Ахмадинежад и госсекретарь США Хиллари Клинтон обвиняли друг друга в ядерной угрозе. На пресс-конференции второго дня, безусловно, солировал президент Ирана, ставший главным ньюсмейкером недели. Так, Ахмадинежад заявил, что его страна не собирается выходить из ДНЯО, что Тегеран готов на переговоры с «шестеркой», что Иран не боится ни санкций, ни военного нападения и что в случае вторжения бросит в агрессора «камень». Не обошлось и без антиизраильской риторики, так, президент Ирана в очередной раз предупредил Израиль, что если тот начнет новую войну на Ближнем Востоке, то она станет концом еврейского государства.

В Нью-Йорке президент Ирана Махмуд Ахмадинежад в очередной раз предупредил Израиль, что если тот начнет новую войну на Ближнем Востоке,
то она станет концом еврейского государства

День первый

Первым выступил Махмуд Ахмадинежад, так как он оказался единственным президентом, решившим лично поприсутствовать на конференции. Остальные делегации были представлены уровнем ниже, а в ООН, как известно, первыми всегда выступают именно главы государств. Ахмадинежад начал с объявления о том, что готов дать ответ на предложение «шестерки» (РФ, США, КНР, Великобритания, Франция, ФРГ): «Хочу ответить на призыв Генерального секретаря ООН о том, чтобы Иран согласился на обмен урана на ядерное топливо. Иран всегда был готов на это, и я хочу еще раз объявить, что для Ирана это является приемлемым». Но до конкретики он так и не дошел. Выступив с 35-минутной речью перед представителями 189 государств, подавляющее большинство которых не имеет ядерного оружия, иранский лидер призвал их выступить против членов ядерного клуба во главе с США и, таким образом, «размыл» запланированное Вашингтоном обсуждение в Нью-Йорке иранской ядерной проблемы.

Далее президент ИРИ обрушился с критикой на Вашингтон, который с союзниками «улучшает качество своего ядерного оружия», и оно становится «более смертоносным». А США — единственная страна, использовавшая ядерное оружие, и по сей день грозит его применить, в частности против Ирана, сказал Ахмадинежад. Он призвал исключить из руководящих органов МАГАТЭ страны, грозящие применением ядерного оружия. Президент ИРИ не оставил без внимания и СБ ООН, который используется как орудие в руках отдельных стран». После этих слов делегации США, Великобритании и Франции дружно покинули зал. Официальный представитель МИД Ирана Рамин Мехманпараст, обращаясь к журналистам, призвал представителей Запада задуматься над «демократичностью такого поведения». Между тем МАГАТЭ заявило, что пока не может подтвердить мирный характер использования Ираном ядерных материалов. «Тегеран «недостаточно» сотрудничает с агентством», — заявил в Нью-Йорке генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано.

В ответной речи госсекретарь США назвала претензии иранца «дикими» и направленными на то, чтобы отвлечь внимание мирового сообщества от развития иранской ядерной программы. На самом же деле, по ее мнению, именно ИРИ — главная угроза нарушения режима нераспространения. «Те, кто нарушает условия договора, должны быть наказаны, — сказала она. — До сих пор мы не видим признаков того, что Иран действительно намерен принять сделанное ему в октябре минувшего года предложение МАГАТЭ или какой-либо вариант этого предложения, что служило бы делу укрепления доверия». Хотя, конечно же, все будут рады, если ИРИ, наконец, даст вразумительный и конкретный ответ на предложения «шестерки», указала она. Наблюдатели отмечают, что делегация Ирана не совершала демарша во время речи Клинтон и дослушала ее выступление до конца.

Также в день открытия конференции власти США публично заявили, сколько ядерных боеголовок есть в арсеналах Пентагона. По данным на 30 сентября 2009 года ядерный арсенал США включает 5,113 тысячи боеголовок. В конце 1967 года боеголовок было 31,255 тысячи, а в 1989-м — 22,217 тысячи штук. Публикация информации о запасах ядерных боеголовок — не первый шаг Барака Обамы, который претендует на лидерство в ядерном разоружении. В апреле нынешнего года Пентагон представил доктрину, направленную на постепенное сокращение атомного оружия. Госсекретарь США Хиллари Клинтон пояснила, что в национальных интересах ее страны «быть максимально прозрачными в вопросах, касающихся ядерной программы США, это способствует доверию и позволяет людям лучше понять то, что пытаются сделать президент Барак Обама и его администрация».

В тот же день группа американских конгрессменов на другой площадке встретилась с прессой и обосновала введение «зубастых санкций» в отношении Тегерана. Сенатор-демократ Кирстен Джиллибранд рассказала, что в конгрессе разрабатывается «жесткий» вариант санкций, которые «парализуют иранскую экономику». Сегодня требуются именно такие меры, уточнила она. Это заставит ИРИ отказаться от ядерной программы. По мнению ряда сенаторов, санкции должны быть введены, даже если не удастся их согласовать в СБ ООН. В этом случае США будут делать это в одностороннем порядке. «Если такие страны, как Россия и Китай, настолько близоруки, что они не понимают, насколько опасен ядерный Иран не только для США, но и для них самих, или если они считают, что их деловые интересы важнее этой опасности, это не должно ограничивать наши действия», — сказал представитель конгресса Джеррольд Надлер. Отметим, с мая нынешнего года председательство в СБ ООН перешло Ливану — и это еще один потенциальный противник жесткой резолюции в отношении Ирана.

День второй

После первого выступления Ахмадинежада все ждали пояснений о переговорах с «шестеркой» и МАГАТЭ, на каких именно условиях это может быть сделано. Ведь ранее Тегеран уже давал согласие, но потом выставлял дополнительные условия. Так, до этого Иран настаивал на том, чтобы проводить обмен по предложенной им схеме — не всего объема урана и только на иранской территории, что не устраивало Запад. «Мы готовы обменять наш 3,5% уран на 20% топлива. Мы готовы к переговорам, в ходе которых можно согласовать условия. Мы готовы заплатить за это столько, сколько потребуется… Если другие страны проявят хотя бы минимум искренности, то обмен будет произведен», — сказал во вторник на пресс-конференции президент ИРИ.

«Мое присутствие здесь свидетельствует, что мы, конечно, хотим пересмотреть Договор о нераспространении ядерного оружия, но мы останемся активным членом ДНЯО и МАГАТЭ», — сказал Ахмадинежад, отвечая на вопрос, выйдет ли ИРИ из ДНЯО по примеру КНДР. Отреагировал иранский президент и на обнародование Пентагоном данных о числе боеголовок США, заявив о необходимости создания международного независимого органа, который контролировал бы число ядерных боезарядов ядерных держав и проверял бы соответствие их реального числа заявленному. Признав, что сокращение атомного арсенала США является фактом позитивным, он поставил под сомнение честность Вашингтона.

«В случае введения новых санкций Совета безопасности ООН отношения с США будут испорчены навсегда и окончательно. Мы сможем противостоять санкциям и решить эту проблему, санкции никогда не останавливали нас от реализации нашего права на мирную атомную энергию», — сказал президент. Вместе с тем, он предупредил США об опасностях, которые возникнут перед Вашингтоном в случае продолжения нынешней политики. «Я говорю не о войне, а о тех политических проблемах, которые возникнут у господина Обамы, таких же проблемах, которые возникли у Буша», — заявил иранский лидер. Кроме того, он отметил, что «Иран не боится войны, не боится военного вторжения, со стороны какого бы то ни было государства, но если это все-таки произойдет, наша страна не будет просто наблюдать — она бросит «камень» в ответ». Очевидно, Ахмадинежад намекал на свой ракетный потенциал. США и Израиль крайне опасаются иранских ракет разного класса, дальность полета которых может достигать, по разным оценкам, до двух тысяч километров, а стало быть, такой «эквивалент камня» может нанести серьезный ущерб Израилю.
Дальше Ахмадинежад развивал только антиизраильскую тему. Президент ИРИ заявил, что Тель-Авив располагает 200 ядерными боезарядами и представляет угрозу странам региона, впрочем это, по мнению президента ИРИ, его не спасет. «Начало новой войны (Израилем)… приведет к его концу. Шансы победить у Израиля равны нулю — и в Ливане, и в Сирии, и даже в Газе. Это будет последняя война, и это будет конец (Израиля)» — сказал иранский лидер. При этом он заверил, что будет на стороне тех стран, в отношении которых Тель-Авив может проявить агрессию.
Вообще, тема безъядерного Ближнего Востока будет актуальна пока от атомного оружия не откажется Израиль, не состоящий в ДНЯО, официально не признающий, но и не опровергающий обладания ядерным арсеналом. Израиль не хочет отказаться от ядерного оружия пока Иран не откажется от категорического отрицания права государства Израиль на существование. А Иран возмущен тем, что Израиль не становится объектом международных санкций, обладая оружием и не состоя при этом в ДНЯО. Ядерные арсеналы Израиля и разработки Ирана, в свою очередь, служат предметом беспокойства арабского мира, не слишком доверяющего обоим соседям. Египет и ряд других арабских стран уже дали понять, что заблокируют принятие итоговой декларации, если в ней не будет отражен вопрос ядерного оружия Израиля и Ближнего Востока. Каир и Эр-Рияд заявляют о намерении завести свое оружие в том случае, если это сделает Иран.
Конференция в Нью-Йорке будет продолжаться еще три недели. В течение двух недель представители почти 200 стран мира пересматривают процедуры контроля, призванные не допустить распространение ядерного оружия. Напомним, в рамках ДНЯО странам-участникам разрешено проводить исследования, производство и использование ядерной энергии в мирных целях. Договор был одобрен Генассамблеей ООН 12 июня 1968 года и открыт для подписания
1 июля 1968 года. ДНЯО вступил в силу 5 марта 1970 года. В нем участвуют 189 стран-участников ООН — все, кроме Израиля, КНДР, Пакистана и Индии, последние два государства используют ядерный фактор в двусторонних отношениях.
Отметим, конференции ООН по ДНЯО проводятся каждые пять лет, однако в прошлый раз, в 2005 году, этот форум завершился безрезультатно. Итоговых документов принять не удалось из-за разногласий. Аналитики указывают на то, что администрация Джорджа Буша, просто была не заинтересованна в продвижении вопроса. В нынешней ситуации, когда Барак Обама придает большой смысл ядерному разоружению, от международного форума ожидается значительно большая результативность. Для этого конференция должна принять как минимум общую итоговую декларацию. Успех или провал форума по ДНЯО во многом зависит от того, как будет решен иранский вопрос.

Мировая пресса и ДНЯО

О том, что конференция ДНЯО в Нью-Йорке вдыхает новую жизнь в предложение 15-летней давности о превращении Ближнего Востока в зону, свободную от ядерного оружия, пишут почти все мировые СМИ. Так итальянская газета La Repubblica пишет о том, что Египет решил откровенно высказаться против «израильской аномалии», несмотря на то, что это ставит в сложное положение Соединенные Штаты. «Вчера представитель Каира на конференции призвал Израиль подписать Договор, отказавшись от ядерного оружия и открыв двери для инспекторов ООН», — информирует издание. Египет распространил в ООН документ, в пункте 31 которого содержится требование «сообщать информацию о ядерном потенциале Израиля». Таким образом, требование Каира стало еще одним разочарованием для Обамы, который надеялся добиться максимального результата от конференции ООН по ядерному вопросу, в первую очередь, быстрого принятия санкций против Тегерана и создания нового климата доверия и прозрачности.
Британский таблоид The Guardian акцентирует внимание своих читателей на заявлениях президента Ирана и обсуждает новый пакет мер против Тегерана. Новые санкции ООН будут означать, что Обама отказался от попыток диалога с Ираном на дипломатическом уровне, пишет The Guardian. «Мы санкций не приветствуем, но их не боимся. Мы считаем, что эти санкции повредят администрации США больше, чем нам», — цитирует британское издание Ахмадинежада. По данным издания, идея эмбарго на экспорт нефтепродуктов в Иран отклонена: Великобритания считает, что оно практически неосуществимо, а также подстегнет контрабанду. Запад обдумывает санкции против КСИР, управляющего ядерной программой, но в результате могут пострадать простые иранцы, подчеркивает таблоид.
Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад может говорить весьма неприятные вещи — но при этом нет причин бояться его слишком сильно, пишет в статье, опубликованной в немецкой Sueddeutsche Zeitung, бывший советник президента США по вопросам национальной безопасности Збигнев Бжезинский. «Бесспорно, ядерная бомба в распоряжении Ирана будет иметь негативные последствия для всего региона», однако иранская атака на Израиль маловероятна, и «угрозы существованию Израилю» не существует, считает он. С другой стороны, атака на сам Иран обернулась бы настоящей катастрофой и, вероятно, привела бы к акту возмездия в адрес США, скорее всего, обрушившись на американский контингент в Ираке и Афганистане, полагает Бжезинский на страницах Sueddeutsche Zeitung. Это неминуемо приведет к резкому скачку цен на нефть, нежелательному для США и Китая. Выиграет от сложившейся ситуации только Россия, поскольку Европа попадет в еще большую зависимость от нее, заключает Бжезинский.
«На конференции по ДНЯО Обама только что огласил информацию, которая десятилетиями хранилась в строгом секрете, — сведения о количестве оперативно-размещенного ядерного оружия США в мире», — сообщает американская The Christian Science Monitor, задаваясь вопросом, пойдет ли Москва на ответный шаг. Кремль значительно больше, чем Вашингтон, полагается на свой ядерный арсенал в целях безопасности и регионального влияния, пояснили изданию российские аналитики. США взяли курс на безъядерный мир, так как считают, что американская армия с помощью обычных вооружений справится с любой задачей. Напротив, обычные Вооруженные силы России находятся в наихудшем за несколько десятилетий состоянии. «Ореол таинственности вокруг тактического ядерного оружия России — его количество и условия применения — считается важнейшим преимуществом, от которого российское руководство вряд ли откажется», цитирует издание Виталия Шлыкова, бывшего замминистра обороны РФ.