США и Пакистан: от кнута к прянику

В ходе своего выступления в Париже в Международной дипломатической академии 20 июля бывший командующий войсками НАТО в Афганистане генерал Дэвид Петреус высказался за улучшение отношений между Соединенными Штатами и Пакистаном.

«Насколько ни были бы сложными отношения между нашими странами, США следует работать над их улучшением», — сказал Генерал Петреус, которому в сентябре текущего года предстоит возглавить ЦРУ. Он также сообщил, что, судя по всему, властям Пакистана не было известно о нахождении на территории их государства Усамы бен Ладена.

«В то время как США квалифицировали проведенный рейд как крупнейший успех для разведывательных служб и военных сил, Пакистан интерпретировал эту операцию как ущерб, нанесенный его национальному суверенитету», — признал бывший командующий войсками НАТО в Афганистане. «Теперь Соединенным Штатам следует найти возможность преодолеть эти разногласия», — отметил Дэвид Петреус.

«Нам следует признать вклад Пакистана в борьбу с мировым терроризмом, их потери, равные многим тысячам военных и полицейских, учесть то насилие, которому подверглось гражданское население», — подчеркнул он.

Заявление будущего главы ЦРУ показывают заинтересованность руководства США в хороших отношениях с исламской республикой. Между тем, еще две недели назад вектор политики Соединенных Штатов в отношении Пакистана со всей очевидностью был направлен в другую сторону.

Подтверждением тому служит решение Белого дома сократить запланированную финансовую помощь властям Пакистана почти на треть.

10 июля Уильям Дэйли, глава администрации президента США Барака Обамы, заявил, что ежегодная военная помощь Пакистану, составляющая более 2 миллиардов долларов, будет сокращена на 800 миллионов долларов. По данным СМИ США, в Вашингтоне были недовольны тем, что Исламабад выслал со своей территории американских военных инструкторов.

Ранее свой вклад в отношения двух стран внесли американские дипломаты. В начале июля посольство США в Исламабаде провело празднования в честь защиты прав гомосексуалистов и назвало это мероприятие своим первым «праздником гордости» геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов.

По законам шариата, действующим в Пакистане, наказанием за гомосексуальные отношения является публичная порка, тюремное заключение и даже смертная казнь. Как и следовало ожидать, группа консервативных религиозных общин Пакистана резко осудила действия американских дипломатов. В заявлении крупнейшей исламистской партии Пакистана «Джамаат-э-ислами» мероприятие было охарактеризовано как «культурный терроризм» и названо второй самой опасной атакой со стороны США после ударов ракет и беспилотников.

Кроме того, американские власти, не имея никаких доказательств, обвинили пакистанские спецслужбы в причастности к убийству независимого журналиста Салима Шахзада. Глава Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США Майк Маллен, опираясь только на то, что последние статьи журналиста были посвящены проникновению людей Аль-Каиды в силовые структуры Пакистана, сделал вывод, что именно они и причастны к гибели репортера.

На этом фоне прозвучавшее заявление генерала Дэвида Петреуса о необходимости преодолеть разногласия в отношениях с Пакистаном явно выбивается из русла политики, проводимой ранее Вашингтоном по отношению к Исламабаду. Ответом на закономерный вопрос, что же подтолкнуло Белый дом пересмотреть свою позицию, возможно является результат визита китайской делегации в Тегеран.

Иран и Китай 16 июля подписали пакет соглашений об экономическом сотрудничестве на общую сумму 4 млрд долларов. Они предусматривают расширение двустороннего экономического сотрудничества в области энергетики, водоснабжения, горнодобывающей промышленности, охраны окружающей среды. Согласно прогнозам иранских источников, товарооборот между двумя странами по итогам текущего года может достигнуть 40 млрд долларов.

В свою очередь президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад заявил, что, по его оценке, Пекин и Тегеран вполне могут увеличить товарооборот до уровня 100 млрд долларов в год. «Сегодня для расширения нашего сотрудничества открываются новые горизонты. Иран не видит никаких преград для дальнейшего развития двусторонних отношений», — отметил Ахмадинежад.

Первое, что могло бы послужить новым импульсом в развитии отношений и значительно увеличить товарооборот между КНР и Ираном, — это появление новых транзитных маршрутов. Китай и Иран граничат с Афганистаном и Пакистаном. Использовать территорию Афганистана, полностью контролируемую НАТО во главе с США для этих целей невозможно. А вот территория Пакистана при наличии хороших отношений с Исламабадом принесет явные выгоды всем сторонам сделки.

Именно поэтому, как только отношения США и Пакистана ухудшились и влияние Вашингтона в этой исламской стране ослабло, у Китая появилась прекрасная возможность получить доступ к региону Персидского залива, богатому углеводородами.

Однако смотреть равнодушно на взаимовыгодное сотрудничество Китая, одного из своих главных конкурентов на мировой арене, и Ирана, причисленного к странам «оси зла», Соединенные Штаты не могут. С этой точки зрения переход США от политики “кнута” к политике «пряника» в отношении Исламабада, как возможного связующего звена в отношениях Пекина и Тегерана, уже не выглядит столь нелогичным.

Чтобы помешать сотрудничеству Пекина и Тегерана, не жалко даже признать вклад Пакистана в «борьбу с мировым терроризмом» и заявить, что власти страны не имели информации о нахождении Усамы бен Ладена на своей территории. Главное – предотвратить усиление Китая и Ирана за счет взаимовыгодного сотрудничества.

Как себя в данной ситуации поведут пакистанские власти — будут ли проводить более независимую политику или предпочтут вернуться в русло политики США — станет ясно в ближайшее время.