В гостях у Белого Бычка

Жизнь устроена правильно, как оказалось. Про интервью, которое рецензируется дальше, можно было написать уже накануне, но чего-то не хватало. И вот, к вечеру вторника все наладилось: теперь есть фотография, которая тут сверху.

Итак, интервью Глеба Павловского «Новой газете», называется «Глеб ПАВЛОВСКИЙ: «Тандем превратился в тромб Государства российского»». Подзаголовок: «Вопрос о кандидате в президенты не удастся отложить на декабрь. Срок решения — август-сентябрь».

Впрочем, следует привести текст сообщения, к которому прилагалась фотография – чтобы а) дать понять, что слова про тромб не были осуждением, а имеют инструментальный характер и б) обеспечить контекст рецензии. Итак: «Д.Медведев и В.Путин совершили водную прогулку на катерах по Волге, порыбачили на спиннинг и познакомились с подводным миром реки, сделав несколько снимков на специальную фотоаппаратуру».

Почему, собственно, надо заниматься этим интервью? Время идет, а процессы политического характера не оказывают прямого воздействия на жизнь общества и политических рецензентов. Между тем, там ведь непременно что-то решится. Так что нам надо быть в курсе. «Нам» — ну, TWIMC, кого это касается. Павловский в данном случае уместен, потому что все это его еще почему-то интересует. Так что он сделал сообщение, из которого либо станет понятным, что будет, либо оттуда можно извлечь отдельные фразы, над которыми следует помедитировать, чтобы войти в курс дела иррациональным способом. Никогда ж так не было, чтобы не было никак, значит – что-нибудь обязательно будет и полезен даже мерцающий контекст.

Для того, чтобы понять, что будет или нет и — когда именно, достаточно подзаголовка: «Вопрос о кандидате в президенты не удастся отложить на декабрь. Срок решения — август-сентябрь». Тут же сразу куча знания: собирались решать, оказывается, в декабре, но теперь не выйдет. Ну нормально, хотя почему бы и не в декабре. Главное, что пока не решили? из чего следует, что пока расклады можно не изучать, они не устоялись, а то бы уже все стало ясно.

Значит, второй вариант: брать отдельные фразы и придавать им повышенное внимание, задавая мысленные вопросы. Да, они останутся без ответов, но ведь все знают, что для личной ориентации в жизни главное – вопрос сформулировать. Например, «За что?!»

Премудрость

«Конечно, теперь вероятность возвращения Путина в Кремль в полтора-два раза выше, чем полгода назад. И он не скрывает, что этого хочет. Но и его решение пока в игре, а в игру играет не один он. Громоздкое бюджетозависимое бревно России несут реки глобальной рецессии. Путин риска не боится, но и на рожон не полезет». Тут вопроса пока нет, разве что про полтора-два и полгода назад. Что там такое было-то, полгода назад? Февраль, вроде?

«Я думаю — а почему, собственно, мне казалось, что дело просто? Во-первых, потому, что любую кандидатуру, безусловно, поддержит партия «Единая Россия». Но сегодня в партии власти полтергейст, люди и списки летают… Возникла какая-то буйная сущность под именем «Народный фронт»… . Привязчивое привидение — привязанное к одному-единственному человеку в стране. Путиным зовут этого человека. Во «Фронт» ушло уже несколько десятков миллионов, а рейтинг упал на пять процентов — разве не чудо?»

Тут мелочи: чей рейтинг упал? Партии или Путина. Да, это и посмотреть где-то можно, так что вопрос свидетельствует лишь о лености аналитика. Но, с другой-то стороны, и сама эта леность является следствием политического момента. Еще: почему «Фронт» буйная сущность? То есть, тут два: почему вдруг сущность, и почему буйная?

«Но сегодня никакой программы нет вовсе, и каждый из дуумвиров обращает внимание на слабости другого. Так что решающий разговор дуумвиров превращается в какое-то беспредметное и потому непредсказуемое драматургическое действо».
Про слабости как-то интуитивно понятно, но какой толк в том, чтобы выяснять их слабости? Тут другое интересно: в каком смысле употреблено «решающий разговор дуумвиров»? Имеется в виду, что он происходит все время (как на фотографии) или же это анонс: произойдет, наконец, такой разговор, отчего, даже небо наутро станет несколько другим.

«Но всем же ясно, что не Медведев откладывает свое выдвижение. Значит, его тормозит Путин. То есть что-то между ними осталось недоговорено и несогласованно. Кстати, не думаю, что у Путина есть программа, противоположная медведевской. Тут скорее стилистические разногласия, неясности».
Только что было сказано, что «сегодня никакой программы нет вовсе», так что все сходится: конечно, тогда лишь стилистические слабости друг друга. Но вот про торможение Медведева – это серьезно. Он, оказывается, тут игрок, который тормозит Путина. Конечно, если Путин тормозит Медведева, то и наоборот — иначе бы Медведев уже удалился и никаких политических торможений (и «Народного фронта» тоже, надо полагать).

«Между прочим, отполировал путинскую систему не Путин, а Медведев, который за три года довел ее, на мой взгляд, до блеска». Два вопроса: что такое «отполировал до блеска» и что такое «путинская система»? Ну да, многие слышали, что такая есть, но ведь сейчас как раз был удачный момент, чтобы пояснить, что имется в виду. Простыми предложениями: подлежащее, сказуемое, дополнение (времени и места), но без придаточных на тему почему и зачем.

«Проблема в качестве и цене сценариев. Был один простой, да сплыл — это когда Медведев шел на второй срок президентства, поддерживаемый Путиным и партией «Единая Россия». Едва партия поверила и стала к нему готовиться, премьер дал задний ход». Когда и как, в смысле — какой задний ход дал премьер? Это второй раз все о том же: что ж там такое произошло (полгода назад), что все поменялось в пользу заднего хода премьера?

«Кроме того, Путин остается лидером обширного класса — путинского класса, если угодно. Он привел их во власть и не может покинуть на произвол судьбы, для него это не шкурный вопрос. Их немало, это не ельцинская «семья». Тысяч сто, думаю, социальная сеть средних размеров».
Чуть ли не самый интересный момент, откуда и самый насущный вопрос: кто они, это сотня тысяч? Ну да, социальные сети, сетевая опричнинка, но по родам войск, что ли. Нет сомнений, что их – сотнетысячников — тут имеется, но примерно бы. Не так, чтобы узнать, кто они, но — кого таковыми считают.

«Конкурентный сценарий — позволит партии власти опять оттянуть на себя внимание страны. Захватив центр сцены и сделав власть главным событием выборов, как 10 лет тому назад. Это будет захватывающее зрелище, на его фоне прочие партии потеряют остроту».
«Сделать власть главным событием выборов» – это Gut oder Schlecht für uns? В хорошем смысле или в плохом? Что тут «власть», что такое «выборы» и из какого набора вариантов можно выбрать главное событие оных? Это онтологические, а также страноведческие вопросы, потому что тема «Сделать власть главным событием выборов» чёта похожа на «я маленькая девочка, танцую и пою».

Но тут, однако, противоречие. Ибо выше сказано: «Да, мне трудно поверить, что Медведев выиграет такие выборы у Путина. Скорее всего, он их проиграет. Но проиграет уже в качестве серьезного политика. Дав тем, кто на него ориентируется, сосчитать друг друга и собраться в коалицию. Превратив нечеткий пароль «модернизации» в предвыборную программу, в одну из главных позиций страны».
Нет ли здесь технологической нестыковки? Если они соберутся вокруг него после его поражения, то откуда, собственно, перед выборами возникнет конкурентность? Пусть номинальная, но в отсутствии этой коалиции (которая возникнет лишь после), это ж как именно надо проиграть, чтобы стать затем «серьезным политиком»?

Ответ дан в формате перевода стрелок: «Есть у Медведева дух на второе президентство или нет — пусть он сам решает. Откуда политику вообще знать заранее, на что он способен? До 8 августа 2008 года Дмитрий Медведев не знал и не мог знать, что ему хватит духа вступить в войну с Грузией, фактической союзницей США».
Надо думать, сопоставление Путина и Саакашвили вышло случайно, однако романтико-героический посыл здесь как тут. То есть, от Медведева ожидается не столько логичное, обеспеченное ресурсами действие, сколько порыв, по ходу которого он, надо полагать, и выяснит свои ресурсы, которые – после его, «скорее всего», поражения вырастут в коалицию вокруг него и т.п.

«В ожидании «решения, которое объявят своевременно», держава теряет время. Крепким парням во власти и в бизнесе говорят: «Подождите минуточку, мы еще не решили, как вам жить!»»
Эту картину мог бы нарисовать Вася Ложкин: «Крепкие парни ждут, когда уже решат, как им жить», но интересен сам факт этой связки. То есть, у данной пары политиков есть такая (одна на двоих) волшебная фича, которая реально определяет, как именно жить крепким парням?

Ну, и еще раз про время ожидания. «В высшей степени азартная идея «Народного фронта» создает угрозу серьезного кризиса прямо посреди предвыборной кампании, где-нибудь в октябре-ноябре. И это еще одна причина того, почему вопрос о кандидате в президенты не удастся отложить на декабрь… Вопрос лишь: что это будет за решение? Год назад в систему довольно было ввести фамилию-пароль, и она загружалась с полоборота. Сегодня — нет».

Нет — так нет

Сделаем интуитивный, но верный вывод. Дело-то не в происходящем, а том, где именно, в каком пространстве все это созревает. Мы (кого это касается) находимся в сказке, а именно – в сказке докучной («сказка, в которой многократно повторяется один и тот же фрагмент текста. Такая сказка похожа на цепь с большим количеством повторяющихся звеньев, количество которых зависит только от воли исполнителя или слушателя»). Например: » — Сказать ли тебе сказку про белого бычка? — Скажи. — Ты скажи, да я скажи, да сказать ли тебе сказку про белого бычка? — Скажи. — Ты скажи, да я скажи, да чего у вас будет, да докуль это будет! Сказать ли тебе сказку про белого бычка?…»

Причем, это российское пространство, никаких Дней сурка – тот раз в году, а Белый Бычок здесь каждый день. Поняв этот факт, уже можно спокойно смотреть в будущее, ничего не упустишь. Такое развитие событий предполагает и сказочную же развязку: непременную битву (в хорошем смысле) хорошего с хорошим. А о ней оповестят заранее, непременно.